Скрытая прибавочная стоимость, создание, трансформация

Аннотация

В статье в краткой форме излагаются основы Концепции Скрытой прибавочной стоимости, разработанной автором. Критике подвергнута Теория трудовой стоимости К. Маркса, ее положение, согласно которому прибавочная стоимость товара, соответственно богатство общества, создается исключительно живым трудом, то есть персоналом, обслуживающим оборудование. Показано, что основным движителем развития общества является технический прогресс — внедрение новой техники и технологий. Обязательным условием его ускоренного развития является конкурентная среда. Она открывает доступ на рынок только тех образцов новой техники, которые создают для ее потребителя возможность получать прибыль в размерах, существенно превышающих нормативную. Эту способность средств производства автор обозначил термином Скрытая прибавочная стоимость (СПС). В статье показано, что СПС формируется за счет того, что вознаграждение создателей новой техники несоизмеримо мало по сравнению с экономическим эффектом, который достигается от ее внедрения. Персонал, обслуживающий оборудование, своим качественным, творческим трудом способствует наиболее полному выявлению СПС оборудования, трансформации его в максимальном размере в прибыль предприятия.

Отрицание исключительной роли пролетариата в создании прибавочной стоимости приводит к пониманию того, что мнение К. Маркса о необходимости и неизбежности создания общества на основе диктатуры пролетариата некорректно. Классы — это категории единства и противоположности. Все исторически сложившиеся классы и группы участвуют в создании богатства общества. Для его ускоренного развития необходимо добиваться их конструктивного сотрудничества в сфере созидания и высокой взаимной требовательности в распределении прибавочного продукта. Указывается, что концепция СПС может быть положена в основу новой версии Теории стоимости, в которой необходимо будет отразить высокую значимость интеллектуального труда.

Ключевые слова: товар, Теория трудовой стоимости, ошибки К. Маркса, меновая стоимость, потребительная стоимость, скрытая прибавочная стоимость, капитал, конкуренция, новая техника, источники богатства, механизм накопления богатства.

  1. Введение

В 1847 году, в преддверии революции во Франции, К. Маркс и Ф. Энгельс по заказу тайной пропагандисткой организации «Союз справедливых» написали «Манифест коммунистической партии», в котором были провозглашены необходимость и неизбежность уничтожения буржуазного строя. Авторы обосновывали это тем, что капитализм достиг той стадии, на которой буржуазия – его главная движущая сила — стала не способна обеспечивать дальнейшее развитие производительных сил. При этом ссылались на разрушительный характер кризисов, которые периодически происходили в экономике Европы. Буржуазия должна уступить власть пролетариату: классу, подвергаемому жестокой эксплуатации, имеющему наибольшую численность в высокоразвитых странах. Пролетариат должен установить диктатуру, ликвидировать частную собственность и осуществить построение коммунизма. После серии революционных выступлений, прошедших по Европе в конце 40-х годов 19 века, буржуазия сумела сохранить власть. Развитие капитализма существенно ускорилось за счет широкого внедрения в промышленность новых технических достижений. К концу 60-х годов 19 века положения Манифеста относительно неизбежности революции и целесообразности передачи власти рабочему классу потеряли свою убедительность. У нас нет какой-либо информации о причинах, побудивших К. Маркса взяться за разработку теории трудовой стоимости. Но сроки опубликования 1-го тома «Капитала» и характер самой теории дают основания предположить, что ее автор искал дополнительные и при этом научно обоснованные доводы для установления диктатуры пролетариата.

  1. Товар и система его оценок по К. Марксу

Теорию трудовой стоимости К. Маркс начал с толкования сущности основных категорий экономической сферы: товар, стоимость, труд и т. д. С позиций философии оно достаточно интересно, но по целому ряду причин не нашло применения в реальной экономике. Чувство несоответствия классического учения сложившемуся общепринятому мышлению появляется с первых разделов «Капитала», связанных с определением основополагающих экономических категорий. Начнем с анализа понимания потребительной стоимости. По К. Марксу:

«Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря ее свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности…

Каждая такая вещь есть совокупность многих свойств и поэтому может быть полезна различными своими сторонами…

Полезность вещи делает ее потребительной стоимостью… товарное тело, как, например, железо, пшеница, алмаз и т.п., само есть потребительная стоимость, или благо» [1, с. 43-44].

При ознакомлении с данными разделами у экономиста возникают следующие вопросы: Как измерить благо? Имеет ли потребительная стоимость величину, которая охарактеризует всю совокупность ее свойств? Маркс, указывая, что потребительные стоимости товаров составляют предмет особой дисциплины — товароведения, отмечает: «При рассмотрении потребительных стоимостей всегда предполагается их количественная определенность, например, дюжина часов, аршин холста, тонна железа и т.п.» [1, с. 44].

Сам по себе этот тезис объективен, но тут же возникает чувство его недостаточности. Сформировавшийся за тысячелетия цивилизации здравый смысл людей указывает на то, что «полезность вещи», «благо» характеризуются не только «количественной определенностью вещей». Он подсказывает, что полезность одной вещи может быть меньше, больше. Во многих случаях она предопределена природой. Руда, содержащая много металла, более полезна, чем руда месторождения с его меньшим содержанием. Зрелая ягода полезней неспелой. И для изделий, в том числе приведенных в качестве примера Марксом, нельзя ограничиваться предложенным подходом. Простое сравнение одних часов с другими показывает, что они могут отличаться по точности хода, надежности, способности работать в критических условиях, долговечности и т.д. Отсюда и полезность одних часов, а соответственно и их потребительная стоимость будут больше, чем у других, несмотря на равную «количественную определенность». И это касается абсолютно всех окружающих нас объектов и вещей. Но К.Маркс уходит от признания понятия — величина потребительной стоимости товара. Он проводит количественные оценки товаров на основе меновой стоимости:

“При той форме общества, которая подлежит нашему рассмотрению, они являются в то же время вещественными носителями меновой стоимости.

Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотно­шения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обменивают­ся на потребительные стоимости другого рода, — соотношения, постоянно изменяющегося в зависимости от времени и места. Меновая стоимость кажется поэтому чем-то случайным и чисто относительным, а внутренняя, присущая самому товару меновая стоимость (valeurintrinseque) представляется каким-то conradictioinadjecto (противоречием в определе­нии). Рассмотрим дело ближе.

Известный товар, например один квартер пшеницы, обменивается на х сапожной ваксы, или на у шелка, или на z золота и т. д., одним словом — на другие товары в самых различных пропорциях. Следовательно, пшеница имеет не одну-единственную, а многие меновые стоимости. Но так как и х сапожной ваксы, и у шелка, и z золота и т. д., составляют меновую стоимость квартера пшеницы, то х сапожной ваксы, у шелка, z золота и т. д. должны быть меновыми стоимостями, способными замещать друг друга, или равновели­кими. Отсюда следует, во-первых, что различные меновые стоимости одного и того же товара выражают нечто одинаковое и, во-вторых, что меновая стоимость вообще может быть лишь способом выражения, лишь «формой проявления» какого-то отличного от нее содержания.» [1, с. 44]

Далее он указывает, что меновая стоимость хотя и отражает товар с определенной потребительной стоимостью, является принципиально другой характеристикой. Между ними отсутствует какая-либо количест­венная взаимосвязь:

«Очевидно, с другой стороны, что меновое отношение товаров характеризуется как раз отвлечением от их потребительных стоимостей.

Как потребительные стоимости товары различаются прежде всего качественно, как меновые стоимости они могут иметь лишь количественные различия, следовательно не заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости.» [1, с. 46].

Уйдя от возможного признания величины потребительной стоимо­сти товара как стоимостного показателя всей совокупности его свойств, К.Маркс далее допускает ряд существен­ных противоречий, которые предопределили, на наш взгляд, серьезные отклонения от общепринятого мышления:

«В самом меновом отношении товаров их меновая стоимость явилась нам как нечто совершенно не зависимое от их потребительных стоимостей. Если мы действительно отвлечемся от потребительной стоимости продуктов труда, то получим их стоимость, как она была только что определена. Таким образом, то общее, что выражается в меновом отношении, или меновой стоимости товаров, и есть их стоимость. Дальнейший ход иссле­дования приведет нас опять к меновой стоимости как необходимому способу выражения, или форме проявления стоимости; тем не менее стоимость должна быть сначала рассмот­рена независимо от этой формы.

Итак, потребительная стоимость, или благо, имеет стоимость лишь потому, что в ней овеществлен, или материализован, абстрактно человеческий труд. Как же измерять величину ее стоимости? Очевидно, количеством содержащегося в ней труда, этой «сози­дающей стоимость субстанции». Количество самого труда измеряется его продолжитель­ностью, рабочим временем, а рабочее время находит, в свою очередь, свой масштаб в определенных долях времени, каковы: час, день и т.д.» [1, с. 46 — 47]

Далее он указывает, что речь при этом идет об общественно необходимом рабочем времени:

«…величина стоимости данной потребительной стоимости определяется лишь ко­личеством труда, или количеством рабочего времени, общественно необходимого для его изготовления.” [ 1, с. 48].

Необходимо отметить, что в период написания К. Марксом 1-го тома «Капитала» товарный рынок Европы достиг высокого уровня развития. Операции на нем осуществлялись на основе денежных расчетов. Значительную долю на рынке занимали средства производства. Фермера, пришедшего на рынок с желанием приобрести паровую молотилку, не мог заинтересовать тот факт, что рыболовецкий катер имел равную с ней цену. Он должен был сравнить цены и технические характеристики молотилок различных производителей и купить ту, которая имела лучшее соотношение цена / качество. Доводы К. Маркса, построенные в период высокоразвитого товарного рынка на примерах, свойственных его архаичному состоянию, не могли дать рациональных рекомендаций предпринимателям его времени. Фактически это признается самим автором. В конце приведенных рассуждений он пишет:

«Стоимость товаров тем отличается от вдовицы Куикли, что ты не знаешь, как за нее взяться». [1, с. 56].

 Терминов много – благо, полезность, количественная определенность, потребительная стоимость, меновая стоимость, стоимость, общественно необходимые затраты труда, а система, которая объединяла бы их и указывала место каждой категории, не обозначена. Ее возможные границы велики: от мистицизма до плоти вдовицы.

  1. Товар и реальный рынок

Попробуем представить, как бы оценил ситуацию предприниматель, в котором сочетается хорошая инженерная и коммерческая подготовка. Изготовлен товар А. Бухгалтерия по затратам ресурсов рассчитала его себестоимость – ССА. Предприниматель должен продать товар по цене МСА, соответствующей формуле: МСА = ССА (1 + Норма прибыли). Товар поступает на рынок. К нему приценивается Покупатель, который из товара А намерен сделать свой товар — Б. Он знакомится не только с ценой товара А, но и совокупностью его потребительских свойств (техническими характеристиками). На основании этих данных и знании своего производства он рассчитывает ожидаемую меновую стоимость своего товара — Б по формуле: МСБ = МСА (1 + Размер ожидаемой прибыли). Если размер ожидаемой прибыли будет соответствовать норме прибыли, Покупатель согласится с ценой товара А, предложенной его изготовителем. Если ожидаемая прибыль будет ниже нормы, Покупатель предложит Продавцу уменьшить цену товара А. На основании данных рассуждений логично увидеть в Меновой стоимости товара Б Потребительную стоимость товара А. То есть Потребительная стоимость исходного товара это есть Меновая стоимость нового товара, полученного в результате потребления исходного. При этом выстраивается преемственность основных категорий реальной экономики:

МСА = ССА + Приб. А, ПСА = МСБ = ССА + Приб. А + Приб. Б

МС Б = МСА + Приб. Б = СС Б + Приб. Б.

 

Уравнения позволяют сделать вывод: усредненный товар имеет Себестоимость, Меновую стоимость, превышающую Себестоимость на величину Нормативной прибыли, и Потребительную стоимость, превышающую Меновую стоимость на величину Нормативной прибыли. То есть: ПСА = ССА (1 + Норма прибыли)2. Данная схема показывает, что утверждение К. Маркса «меновые стоимости …… не содержат в себе ни одного грамма потребительной стоимости» не является корректным. Меновая стоимость товара есть часть его Потребительной стоимости. При продаже / покупке конкретного товара Продавец и Покупатель будут стремиться к максимальной личной выгоде. Продавец будет прилагать усилия к перемещению Точки цены товара А вправо, Покупатель — влево. При этом большое значение будет играть соотношение спрос / предложение. На конкурентном рынке присутствует много Продавцов и Покупателей, его оценки статистически более достоверны. Поэтому прогнозируемая каждым участником сделки величина прибыли по факту может быть иной. По указанным причинам ожидаемую величину Прибыли от переработки товара А в товар Б автор данной статьи обозначил как Скрытую прибавочную стоимость товара А (далее СПСА), то есть ПБ является функцией от СПСА. Отсюда можно сделать вывод о том, что при переработке товара А в товар Б на Меновую стоимость товара Б переносится не только Меновая стоимость товара А, но и величина его — СПСА, то есть вся величина Потребительной стоимости товара А. Изложив эту версию, не соответствующую той, которая описана в теории трудовой стоимости К. Маркса, автор ничего нового не открыл для специалистов реального производства. Они хорошо знают, что не только Меновая стоимость средств производства, но и технические характеристики предопределяют доходность предприятия, их использующего.

Необходимо признать, что приведенный ход рассуждений носит условный характер. В целях лучшего понимания новой концепции формирования Меновой стоимости и Потребительной стоимости он построен на том, что товар Б производится из товара А без использования других средств производства (В, Г и т.д.). В жизни подобные примеры крайне редки. Расчет Потребительной стоимости нового товара в реальной рыночной ситуации осуществляется путем сравнения его показателей с параметрами аналогичного товара, доминирующего на рынке. Рассмотрим пример с комплектами автомобильных шин. В таблице 1 приведены их параметры.

Таблица 1. Технико – экономические показатели комплекта шин (тыс. руб.)

Table 1. Technical and economic indicators of a set of tires (thousand rubles)

Тип шин Пробег (тыс.км.) СС П пр. МС ПС П потр.
Трад. (Т) 50 40 8 48 57,6 9,6
Новый (Н) 70 45 ? ? ? ?

Примечание: СС – себестоимость товара, П пр. – прибыль Производителя, МС – меновая стоимость (цена) товара, ПС – потребительная стоимость товара, Ппотр. – прибыль Потребителя товара.

На рынке с равновесным соотношением спрос / предложение доминирует традиционный тип шин — Т с пробегом в 50 тыс. км, себестоимостью 40 ед. Исходя из норматива прибыли – 20%, его производители имеют прибыль 8 тыс. руб., потребители – 9,6 тыс. руб. Производителю шин Н необходимо определить оптимальные величины ПС, МС и Ппотр. своей продукции на основании следующих исходных показателей: ССН — 45 ед., пробег — 70 тыс. км. Для этого уточним сначала величину Потребительной стоимости, переносимой на единицу работы, производимой комплектом шин Т: 57,6 / 50 = 1,152 руб. / км. На основании этих данных определим величины: ПСН = 1,152 * 70 = 80,64 тыс. руб. С учетом изложенных подходов диапазон величин МСН может быть определен: нижний — по формуле МСН = ССН (1 + Норма прибыли) = 45 * 1,2 = 54, верхний — по формуле МСН* = ПСН / (1 +Норма прибыли) = 80,64 / 1,2 = 67,2 ед. Соответственно, прибыль Производителя будет находиться в интервале от 9 ед. до 22,2 ед., прибыль Потребителя в диапазоне от 26,64 ед. до 13,44 ед. Принципы, которыми может руководствоваться Производитель шин Н при установлении конкретной величины МС, будут рассмотрены в последующих разделах статьи. Эксплуатация шин осуществляется в сочетании со всеми другими узлами автомобиля. Принимая во внимание, что шины Т и Н работают в равных условиях на одной марке автомобилей, при выявлении величины Потребительной стоимости шин Н мы можем абстрагироваться в расчетах от величин МС и ПС других узлов автомобилей.

  1. Средства производства, как накопитель Скрытой прибавочной стоимости интеллектуального труда

Введя в политическую экономию общепринятые в действующем производстве стоимостные категории и технические характеристики, установив между ними количественную взаимосвязь, мы можем продолжить анализ тех положений теории трудовой стоимости К. Маркса, на основании которых он пришел к выводу о необходимости установления диктатуры пролетариата. При рассмотрении данного раздела необходимо обратить внимание на то, что К. Маркс отказался от общепринятой в реальной экономике системы разделения капитала. Экономисты делят капитал на две части: основные средства (здания, сооружения, оборудование) и оборотные фонды (оплата сырья, материалов, энергоресурсов, рабочей силы). Основные средства переносятся на Меновую стоимость готовой продукции частями в виде амортизационных отчислений. Оборотные фонды — по полной стоимости израсходованных ресурсов. При этом, по мнению представителей бизнеса, каждая доля капитала, потраченного на приобретение ресурса, включенного в состав себестоимости товара, должна давать свою порцию прибыли. Автор Теории трудовой стоимости поделил капитал на две части: «постоянный» и «переменный». К переменному капиталу он отнес оплату рабочей силы, к постоянному — оплату всех остальных ресурсов, задействованных в производстве товара. Объясняя подобное нововведение, К. Маркс писал: «Лишь постольку, поскольку средства производства во время процесса труда ут­рачивают стоимость, существовавшую в форме старых потребительных стоимостей этих средств производства, они переносят стоимость на новую форму продукта. Максимум потери стоимости, которую они могут претерпеть в процессе труда, очевидно ограничен той первоначальной величиной стоимости, с которой они вступают в процесс труда, или рабочим временем, необходимым для их собственного производства. Поэтому средства производства никогда не могут присоединить к продукту стоимость большую, чем та, которой они обладают независимо от обслуживаемого ими процесса труда. Как бы поле­зен ни был известный материал труда, известная машина, известное средство производ­ства, все же, если они стоят 150 ф. ст., скажем 500 рабочих дней, они никогда не присое­динят более 150 ф. ст. к тому продукту, для создания которого они служат». [1, с. 217].

Далее на основании изложенного делается вывод: «Итак, та часть капитала, которая превращается в средства производства, т.е. в сырой материал, вспомогательные материалы и средства труда, в процессе производства не изменяет величины своей стоимости. Поэтому я называю ее постоянной частью капи­тала, или, короче, постоянным капиталом.

Напротив, та часть капитала, которая превращена в рабочую силу, в процессе производства изменяет свою стоимость. Она воспроизводит свой собственный эквивалент и сверх того избыток, прибавочную стоимость, которая, в свою очередь, может изменяться, быть больше или меньше. Из постоянной величины эта часть капитала непрерывно превращается в переменную. Поэтому я называю ее переменной частью капитала, или, короче, переменным капиталом. Те самые составные части капитала, которые с точки зрения процесса труда различаются как объективные и субъективные факторы, как сред­ства производства и рабочая сила, сточки зрения процесса увеличения стоимости разли­чаются как постоянный капитал и переменный капитал” [1, с. 220].

 Мнение К. Маркса о том, что средства производства переносят на товар только Меновую стоимость, возникло в связи с тем, что он не наделил в своих философских рассуждениях Потребительную стоимость товара конкретной величиной. Он не дошел до признания того, что общественно полезный труд, создавая товар с определенной Меновой стоимостью, одновременно наделяет его способностью приносить Прибыль его Потребителю. Главное предназначение общественно необходимого труда — это создание Потребительной стоимости. Меновая стоимость есть всего лишь инструмент взаимодействия участников рынка. Согласно нашей концепции, при переработке товара А в товар Б на Меновую стоимость товара Б переносится вся величина Потребительной стоимости товара А — сумма его Меновой стоимости и Скрытой прибавочной стоимости. Поэтому прирост капитала (прибыль, прибавочную стоимость) должен давать каждый вид ресурсов, составляющих основные средства и оборотные фонды.

Следует отметить, что, утверждая это в предыдущих частях статьи, автор не раскрыл механизм наделения средств производства способностью приносить доход своему владельцу — Потребителю. Возьмем достаточно распространенный случай. Если, например, инженер завода создал машину, которая заменила труд 10 рабочих, то можно ожидать следующего развития событий. На оплату труда инженера пойдет зарплата трех рабочих. На изготовление и эксплуатацию машины (с учетом срока амортизации), ее обслуживание будет направлена зарплата трех рабочих. При этом экономия зарплаты четырех рабочих станет собственностью владельца завода и даст ему прирост прибыли. Таким образом, созданная трудом инженера машина наделена способностью давать прибыль в размере зарплаты четырех рабочих. Она возникла потому, что вознаграждение инженера в совокупности с затратами на создание и эксплуатацию машины составляют величину меньшую, чем стоимость сэкономленного «живого труда». Величина Потребительной стоимости новой техники превысила ее Меновую стоимость на существенно большую величину, чем традиционная норма прибыли. При тиражировании новой машины затраты на оплату труда инженера — изобретателя не потребуются и способность каждой машины давать прибыль возрастет до зарплаты 7 рабочих. В конечном итоге технический прогресс приведет к тому, что процесс будет полностью автоматизирован и необходимость в постоянном наблюдении за процессом отпадет. Процесс накопления в средствах производства способности давать прибыль за счет занижения вознаграждения работников интеллектуального труда идет непрерывно по мере развития общества. При объективности утверждений о значимости фигуры инженера важно принимать во внимание, что полное и качественное выявление СПС новой машины возможно только при условии, что рабочие, изготавливающие, налаживающие и обслуживающие ее, также реализуют свои творческие способности. Тем самым они присоединят Скрытую прибавочную стоимость своего труда к общей прибыли предприятия. Для ускоренного развития страны важно, чтобы научное и инженерное сообщество не превращалось в касту. Оно должно непрерывно обновляться наиболее творческими работниками, обслуживающими оборудование. Необходимо также, чтобы высвободившиеся кадры получали новые, более совершенные, рабочие места. Отсюда следует, что создатели новой техники являются движителями повышения интеллектуального уровня всего общества. Это положение фиксирует комплексный и более справедливый взгляд на роль основных социальных групп в развитии общества и формировании его богатства.

  1. Классики политической экономии и К. Маркс

Примеры, близкие к представленному выше, были предметом жарких споров ведущих экономистов Европы на рубеже 18 – 19 веков. Защищая свою версию разделения капитала на «постоянный» и «переменный», К. Маркс пытался опереться на утверждения своих знаменитых предшественников. Однако это оказалось проблемой. Так, по мнению Д. Рикардо, Смит считал, что труд был основой меновой стоимости «на ранних ступенях общественного развития» [2, с. 34], то есть при низком уровне использования техники. Д. Рикардо излагал свои взгляды более определенно:

«Предполо­жим, что количество отдельных занятий в обществе увеличилось, то и в этом случае меновая стоимость произведенных товаров пропорциональна труду, затраченному на их производство… если мы представим себе более прогрессивное состояние общества, когда процветает промышленность и торговля, то по-прежнему найдем, что стоимость определяется тем же принципом» [2, с. 43].

При этом Рикардо под «трудом» понимает «труд, затраченный не только на непосредственное производство, но и на те орудия или машины, которые требуются в каждом промысле» [2, с. 43].

При отсутствии явных оснований для поддержки, К. Маркс все же постарался привлечь данных ученых в своих союзников. Утверждая, что: «…единственный источник прибавочной стоимости есть живой труд» [3, с.162], он ссылается на А. Смита и Д. Рикардо, как на первооткрывателей этого положения:

«Как важно было свести стоимость к труду, совершенно так же важно было прибавочную стоимость… которая представлена в прибавочном про­дукте… свести к прибавочному труду… По сути дела, это было сказано уже А.Смитом и составляет один из главных моментов того, что дал Рикардо. Но у них это нигде не высказано и нс зафиксировано в абсолют­ной форме» [4, с. 16 — 17].

Прибавочный труд, по К.Марксу, есть часть живого труда, он связан только с ним и никакого отношения к «орудиям и машинам» не имеет. Поэтому, проводя свои взгляды, К.Маркс в данном случае необос­нованно ссылается на Д.Рикардо. Это подтверждается тем, что категорическая форма заявления не согласуется с его завершающей частью. Эту де­таль замечает Розенберг в своем сравнительном анализе учения Д. Рикар­до и К.Маркса:

«Рикардо не провел ясного, точного и резкого разграничения между живым трудом, переменным капиталом, израсходованным на заработ­ную плату, и накопленным трудом, постоянным капиталом. Иногда Ри­кардо подает даже повод думать, что и накопленный труд — капитал — производителен, но против этого протестует вся его система в целом. Возможность допущения, что Рикардо считал постоянный капитал про­изводительным, была использована многими его противниками…» [5, с. 116].

Попытки Розенберга наделить К.Маркса статусом последователя Д. Рикардо в части определения источников прибавочной стоимости не имеют достаточных оснований. Там, где Д. Рикардо не дал четкого толкования из-за сложности вопроса, К.Маркс произвел значительное упрощение, которое и явилось ложной исходной базой для его теории трудовой стоимости. Оно состоит в том, что в глобальном плане, прослеживая всю историю развития человечества, можно согласиться с тезисом К.Маркса о том, что «единственный источник прибавочной сто­имости есть живой труд». Даже то, что создала природа практически готовым, начинает служить обществу только после приложения опреде­ленных усилий со стороны человека, т.е. живого труда. Еще в большей степени это касается использования средств производства. Но К. Маркс сделал это положение краеугольным для исследования и описания на языке экономики конкретных производственных операций. В этих границах мы не можем все доходы предприятия приписать живому труду, мы обязаны определить и роль средств производства и их скрытой прибавочной сто­имости. Именно по этим причинам последующие ошибки стали неизбеж­ны.

В начале 19 века проблема определения источников дохода на капитал достаточно убедительно была раскрыта в трудах Д. Лодерделя. Он, в отличие от ранее названных ученых, со всей определенностью утверждал:

«Прибыль с капиталов получается всегда или потому, что капиталы замещают часть труда, которую человек должен был бы выполнить собственными руками, или же потому, что они выполняют такой труд, который превосходит личные силы человека и который человек не мог бы сам выполнить. Незначительность прибыли, достающейся обыкновенно владельцам машин, по сравнению с ценой труда, этими машинами замеща­емого, даст, быть может, повод усомниться в правильности нашего взгляда. Так, например, паровой насос в один день выкачивает из каменноугольной шахты больше воды, чем могли бы вынести на своих спинах триста человек, если бы даже они пользовались бадьями; и не подлежит никакому сомнению, что насос выполняет их работу с гораздо меньшими издержками. То же можно сказать и относительно всех других машин. Они выполняют по более низкой цене ту работу, которая совершалась прежде руками заме­щенных ими людей… Предположим, что изобретатель машины, заменяющий труд четы­рех человек, получил патент; так как вследствие исключительной привилегии у него не может быть иной конкуренции, кроме конкуренции, порождаемой трудом рабочих, заме­щенных его машиной, то ясно, что, пока длится привилегия, мерилом, определяющим цену, по которой он может продавать свои продукты, будет заработная плата этих рабочих; следовательно, чтобы обеспечить сбыт своей продукции, изобретателю надо будет требо­вать лишь немного меньше, чем составляет заработная плата за труд, замещенный его машиной. Но, как только кончается срок привилегии и появляются другие машины того же самого рода, они вступают в конкуренцию с его собственной. Тогда он будет регули­ровать свою цену на основании общего принципа, ставя ее в зависимость от изобилия машин. Прибыль на затраченный капитал… хотя она здесь и является результатом заме­щенного труда, регулируется в конечном счете не стоимостью этого труда, а, как и во всех других случаях, конкуренцией между владельцами капиталов; степень же такой конку­ренции всегда определяется отношением между количеством предлагаемых для данной цели капиталов и спросом на них,” [6, с.122 — 123].

К.Маркс был хорошо знаком с трудами данного автора до написания Манифеста и 1-го тома Капитала. Эти и другие аналогичные утверждения Д. Лодердель, изложенные в работе «Исследование природы общественного богатства с точки зрения способов и средств его увеличения», были приведены в книге К. Маркса «Нищета философии». При этом он, признавая обоснованность, противопоставляет их взглядам Прудона. Но в противоречии с Д. Лодерделем в своей версии Теории трудовой стоимости К. Маркс отрицает роль оборудования в формировании прибавочной стоимости. Советские ученые, являясь создателями и защитниками плановой экономики, не могли принять взгляды Д. Лодерделя. В краткой библиографической справке к книге «Нищета философии» было указано: «Лодердель Джемс, граф (1759 -1839 гг. — английский политический деятель и экономист (критиковал теорию А.Смита с позиций вульгарной политической экономии).» [7, с 179]. Не соглашаясь с данной оценкой, мы должны признать, что уровень развития политической экономии в Великобритании в начале 19 века соответствовал масштабам технической революции и был достаточен для признания интеллектуального труда, реализованного в средствах производства, в качестве инструмента создания прибавочной стоимости. Д. Лодердель не только открыл способность средств производства приносить прибыль на капитал, но при этом выявил ее источник – недоплату интеллектуального труда создателей новой техники. Он же установил, что для ускоренного прироста богатства общества за счет использования новой техники необходим конкурентный рынок.

  1. Д. Лодердель и конкуренция на современном рынке

Воспроизведем подходы английского ученого на примере с автомобильными шинами. Ранее было определено, что производитель шин Н имеет возможность получать прибыль от продаж в пределах и выше нормы в интервале цен от 54 до 67,2 ед. Спрогнозируем условия их применения. Предположим, что Производитель шин Н корректно спрогнозировал ситуацию и старт продаж шин Н совместил с моментом, когда один из изготовителей шин Т остановил свое производство из-за физического износа оборудования. Понимая, что на рынке спрос превысит предложение, производитель шин Н установит на свои шины цены, соответствующие их высокой Потребительной стоимости по формуле: МСН = ПСН / (1 +Норма прибыли). Цена близкая к 67,2 ед. будет давать производителю шин Н высокий доход. Используя его, он нарастит производство шин Н, полностью компенсирует падение объемов выпуска шин Т. При этом получение сверхдоходов позволит ему продолжить наращивание выпуска шин Н. Рынок вступит в новую фазу, предложение превысит спрос. Производитель шин Н примет во внимание, что покупатели обременены долгосрочными контрактами с Производителями шин Т, простой дополнительных мощностей по изготовлению шин Н сопряжен с большими потерями. Можно ожидать, что он начнет поэтапно снижать цены на свою продукцию. Этот процесс может длиться до приближения цен на шины Н к уровню в 54 ед., определяемому формулой: МСН = ССН * (1 + Норма прибыли).

В итоге можно считать, что для доминирования на рынке Производитель шин Н вынужден купить входной билет стоимостью 13,2 тыс. руб. за каждый комплект шин. В целом, для общества эти деньги компенсируют разорение и уход с рынка производителей шин Т, имеющих наименьшую эффективность. Но основная часть этих денег достанется наиболее смелым и квалифицированным участникам рынка, которые первыми станут использовать шины Н. Можно ожидать, что рынок придет к новому состоянию равновесия с показателями СС Н — 45ед., МС Н -54 ед. Технические характеристики шин Н (пробег — 70 тыс. км.) останутся неизменными. Соответственно, для Потребителей шин Н сохранится и их стоимостное выражение ПСН равное 80,64 ед. В итоге перевозчики грузов при достижении нового равновесного состояния от эксплуатации каждого комплекта получат прибыль вместо 9,6 тыс. руб. (показатель для шин Т) выгоду в 26,64 тыс. руб. Но по-иному будет выглядеть ситуация для Производителей шин нового поколения. Представим, что на рынок поступили комплекты шин М с пробегом 100 тыс. км и себестоимостью производства 52 ед. По каким принципам он будет определять МСМ и ПСМ. По аналогии с ситуацией, когда на рынке наблюдалось равновесие на основе шин Т, при достижении рынком равновесия на основе шин Н их ПСН будет определяться по формуле:

ПСН = МСН * (1 + Норма прибыли) = 54 * 1,2 = 60,8 тыс. руб. Тогда ПСМ будет равна: (100 :70) * 60,8 = 86,7. Соответственно, в момент вхождения комплектов шин М на рынок его цена может быть установлена на уровне 72,3 ед. (на основе ПСМ), при достижении рынком равновесия она, вероятно, будет снижена до 62,4 ед. (на основе СС М). Подобные явления свойственны только высококонкурентной экономике. При этом создается впечатление, что рынок дезинформирует общество об уровне эффективности производителей. Отслеживать по стоимостным показателям прогресс отрасли проблематично. Но практика выработала другие подходы. Отраслевые специалисты их реализуют на основе формулы Цена / Качество, в нашем случае по соотношению Цена / Пробег.

Таблица 2. Соотношение Цена / Пробег для комплектов шин.

Table 2. Price / Mileage ratio for tire sets

Тип шин Цена (тыс. руб.) Пробег (тыс. км.) Соотн. (руб. / км)
Т 48 50 0, 98
Н 54/67,2 70 0,77/ 0,96
М 62,4/ 72, 3 100 0,624/ 0,723

Анализ данных показывает, что при увеличении пробега шин М на 100% по сравнению с шинами Т их цена возросла всего лишь на 30%. То есть 70% прироста Потребительной стоимости подарено Потребителям.

Но конкурентная рыночная экономика обладает способностью не только давать, но и отбирать подарки. Доля затрат автоперевозчиков на замену изношенных шин в себестоимости их услуг достаточно велика. По мере насыщения рынка шинами Н будет снижаться себестоимость перевозки грузов. И наиболее успешные потребители шин Н для того, чтобы завоевать большую долю на рынке, начнут снижать Меновую стоимость (цену) своих услуг. В результате дополнительный доход, полученный от изготовителей шин Н перевозчиками грузов, трансформируется в доход их клиентов. На определенной стадии этот спиралеобразный процесс снижения рыночных цен и накопления в товарах скрытой прибавочной стоимости приведет к падению себестоимости и цен на средства производства изготовителей шин. При этом общество за счет получения в возрастающих размерах всей совокупности Потребительных стоимостей будет богатеть и поднимать на новый уровень производительные силы. Какими свойствами должна обладать экономика, чтобы этот процесс был непрерывен и приобрел значительные масштабы. Попробуем их перечислить.

  1. Конкурентная среда, в которой Производители и Потребители, опасаясь банкротства, боролись бы за сохранение и приумножение своей доли на рынке.
  2. Высокоэффективные научные изыскания и короткие сроки их внедрения.
  3. Объективный прогноз коммерческой ситуации на перспективу (корпоративное планирование)
  4. Свободный доступ новых товаров на рынок, не ограниченный доминирующими участниками рынка и лимитами плановых органов.
  5. Свободные конкурентные цены.

Приведенный анализ указывает на объективность взглядов Д. Лодерделя, на их актуальность для рыночной экономики 21 века.

  1. Теория трудовой стоимости К. Маркса: иллюзии и реальность

Раскрыв роль средств производства, обозначенных К. Марксом как «постоянный капитал», в формировании прибыли перейдем к анализу той части его Теории трудовой стоимости, в которой определяются функции «переменного капитала». Анализ теории трудовой стоимости К. Маркса в работах В. И. Ленина практически отсутствует. В системе политического образования, на кафедрах университетов, в Высших партийных школах в СССР нижеследующие тезисы К. Маркса цитировались как аксиомы:

«Иначе обстоит дело с субъективным фактором процесса труда, с проявляющейся в действии рабочей силой. В то время как труд благодаря его целесообразной форме переносит стоимость средств производства на продукты и тем самым сохраняет ее, каждый момент его движения создает добавочную стоимость, новую стоимость. Предположим, что процесс производства обрывается на том пункте, когда рабочий произвел эквивалент стоимости своей собственной рабочей силы, когда он, например, шестичасовым трудом присоединил стоимость в 3 шиллинга. Эта стоимость образует избыток стоимости продук­та над теми элементами последней, которые своим происхождением обязаны стоимости средств производства. Это — единственная новая стоимость, возникшая в этом процессе, единственная часть стоимости продукта, произведенная самим этим процессом…

Однако мы уже знаем, что процесс труда продолжается за те пределы, в которых воспроизводится и присоединяется к предмету труда просто эквивалент стоимости рабо­чей силы. Вместо 6 часов, которых для этого было бы достаточно, процесс продолжается, например, 12 часов. Следовательно, действием рабочей силы не только воспроизводится ее собственная стоимость, но и производится кроме того избыток стоимости. Эта приба­вочная стоимость образует избыток стоимости продукта, т.е. над стоимостью средств производства и рабочей силы.» [1, с. 217].

Трудно признать данные тезисы корректными. Зарплата работников, обслуживающих машины, определена исходя из их должностных обязанностей с учетом сложности и трудоемкости стандартных операций, выполняемых в течение полного рабочего дня. Соизмерять ее с частью рабочего времени некорректно. Руководствуясь данными подходами К. Маркса, следует делить рабочее время оборудования также на две части.

К. Маркс на основе своих ошибочных подходов вывел наиболее значимое в историческом плане положение его теории трудовой стоимости: “единственный источник прибавочной стоимости есть живой труд” [3, с. 162] Под этим термином он понимал деятельность персонала, обслуживающего производственный процесс, — пролетариата. Процесс создания Меновой стоимости товара он описывает уравнением:

C + v + m = МС

где C = постоянный капитал, v — переменный капитал, m — прибавочная стоимость. Исходя из своей позиции о происхождении прибавочной стоимости, К. Маркс связывает ее размер только с величиной переменного капитала v: «…прибавочная стоимость есть просто следствие того изменения стоимости, кото­рое совершается с v, с частью капитала, превращенной в рабочую силу, что, следователь­но, v + m = v + дельта v (v плюс прирост v) » [ 1, с. 225].

На основании изложенного он предлагает измерять по соотноше­нию m / v степень эксплуатации рабочей силы. «Так как стоимость переменного капитала равна стоимости купленной им рабочей силы, так как стоимость этой рабочей силы определяет необходимую часть рабочего дня, а прибавочная стоимость, в свою очередь, определяется избыточной частью рабочего дня, то из этого следует: прибавочная стоимость относится к переменному капиталу, как при­бавочный труд относится к необходимому труду, или норма прибавочной стоимости т / v = прибавочный труд / необходимый труд. Обе части пропорции выражают одно и то же отношение в различной форме: в одном случае в форме овеществленного труда, в другом случае в форме текущего труда.

Поэтому норма прибавочной стоимости есть точное выражение степени эксплуа­тации рабочей силы капиталом, или рабочего капиталистом.» [ 1, с.229].

В своих политических установках К. Маркс опирается на этот показатель как на основополагающий. Он указывает, что с развитием промышленности, науки величина m / v возрастает, соответственно, неизбежно возрастает степень эксплуатации живого труда. Данные утверждения не согласуются с его некоторыми взглядами. Он признавал: «Продукт умственного труда — наука- всегда ценится далеко ниже ее стоимости, потому что рабочее время, необходимое для ее воспроизведения, не идет ни в какое сравнение с тем рабочим временем, которое требуется для того, чтобы ее произвести [8, с. 355]. Но задать себе вопрос о судьбе части вознаграждения, недоплаченной представителям науки, связать его со способностью новой техники приносить доход на капитал, увидеть в недоплате интеллектуального труда предпосылки для эксплуатации его представителей он не смог. Поэтому практически идентичные примеры из реального производства он, в противоположность Д. Лодерделю, трактует в совершенно ином ключе.

«Подобно тому как изменение в стоимости средств производства, хотя оно и ока­зывает свое отраженное действие уже после вступления их в процесс производства, не изменяет их характера как постоянного капитала, точно так же изменение отношения между постоянным и переменным капиталом не затрагивает их функционального разли­чия. Например, технические условия процесса труда могут преобразоваться настолько, что там, где раньше 10 рабочих с 10 орудиями малой стоимости обрабатывали сравнитель­но небольшое количество сырого материала, теперь 1 рабочий при помощи дорогой машины перерабатывает в сто раз большее количество сырого материала. В этом случае постоянный капитал, т.е. масса стоимости применяемых средств производства, намного возрастает, а переменная часть капитала, авансированная на рабочую силу, очень намного уменьшается. Однако это изменение касается только отношения между величинами постоянного и переменного капитала, или того отношения, в котором весь капитал распа­дается на постоянную и переменную составные части, но, напротив, не затрагивает различия между постоянным и переменным капиталом» [1, с.221 -222].

Данная точка зрения К. Маркса имеет противоречия с логикой. Представим его рассуждения в цифрах. В соответствии с формулой К. Маркса: МС = С + v + m составим уравнение создания прибавочной стоимости в варианте с использованием простейших орудий. При этом примем, что величина С определяется по сумме стоимости одного орудия — 0,2 ед. и стоимости обрабатываемого им материала 0, 8 ед., размер зарплаты одного работника — 1 ед., норма прибыли — 20%. Для 100 работников уравнение примет вид : МС = (20 + 80) + 100 + 40 =240 ед. Предположим, что предприниматель согласно тезису К. Маркса приобрел машину, способную заменить труд 100 рабочих с переработкой соответствующего количества материала. При этом рабочему, обслуживающему машину, условно установим зарплату в 3 ед. При сохранении величины МС и нормы прибыли на уровне исходного варианта уравнение примет вид:

МС* = (117+80) + 3 + 40 = 240 ед. Согласно взглядам К. Маркса норма прибавочной стоимости в первом случае равняется 0,4, во втором случае – 13,33 ед. К. Маркса не интересует, что условия труда работника, обслуживающего высокопроизводительную машину, будут благоприятнее прежних, повышение заработной платы позволит повысить его качество жизни. При этом каждый работник, использующий простейшие орудия труда, будет стремиться получить право на обслуживание новой машины. Своей Теорией трудовой стоимости он всего лишь по соотношению m / v утверждает, что «степень эксплуатации рабочей силы капиталом» при внедрении новой машины возросла почти в 33 раза (13,33 : 0,4). При этом он утверждает, что сущность значений «постоянный капитал» и «переменный капитал» не изменилась. Вся прибыль в размере 40 ед. создана «переменным капиталом» — 3 ед. То есть единственный работник, обслуживающий машину, воспроизвел за счет более высокой степени эксплуатации прибыль, ранее создаваемую 100 работниками. Руководствуясь взглядами К. Маркса, для сохранения степени эксплуатации рабочей силы на уровне первого примера предприниматель должен был работнику, обслуживающему новую машину, назначить зарплату в размере не менее 28 ед. При этом величина прибыли на капитал снизилась бы до 5,3 %. При реализации подобных подходов невозможно вести расширенное воспроизводство и внедрять новую технику. 99 товарищей «счастливчика», перешедшего на обслуживание новой машины, останутся безработными. Как видим, попытка подгонки научных положений к задачам политической борьбы привели рассуждения к потере здравого смысла.

  1. Маршруты и характер трансформации Скрытой прибавочной стоимости

Данный пример достаточно наглядно показывает антисоциальный характер теории трудовой стоимости в версии К. Маркса. Результаты выявления Скрытой прибавочной стоимости, созданной и заложенной в машину преимущественно инженерным трудом, выдаются, как продукт сверхэксплуатации работника, ее обслуживающего.

При этом надо признать, что утверждения К. Маркса о том, что рабочий, обслуживающий оборудование, создает 100% прибавочной стоимости, простые и ясные. Логические доводы в их опровержение многими не воспринимаются. Можно подобрать им аналоги. Например, в раннем средневековье господствовало мнение, что земля является плоским кругом, а солнце вращается вокруг нее. Только первые кругосветные путешествия позволили выявить истину для мореплавателей, которая и сегодня не воспринимается многими обывателями. При изучении роли средств производства — «постоянного капитала» в формировании прибыли мы выявили, что все составляющие капитала, задействованные в качестве ресурсов в производстве товара, должны давать прибыль и потому являются «переменным капиталом». Но через 150 лет после опубликования 1-го тома «Капитала» возникла возможность проверить объективность утверждений К. Маркса по выводам и прогнозам, которые он провозглашал как неизбежное следствие признания рабочей силы единственной формой «переменного капитала» и, соответственно, единственным источником прибавочной стоимости. На основании теории трудовой стоимости К. Маркс предопределяет ухудшение положения пролетариата по мере роста производительных сил: «… все методы производства прибавочной стоимости являются в то же время методами накопления, и всякое расширение накопления, наоборот, становится средством развития этих методов. Из этого следует, что по мере накопления капитала положение рабочего должно ухудшаться, какова бы ни была, высока или низка, его оплата» [1, с. 660].

Практика показала, что по мере развития капитализма в ведущих странах мира неизмеримо возрос уровень технической оснащенности всех сфер деятельности, соответственно снизилось число работников на единицу средств производства при одновременном увеличении количества производимых товаров и росте прибыли. В связи с этими явлениями многократно возросло соотношение m / v. Но жизнь не подтвердила утверждение К. Маркса о неизбежном повышении степени эксплуатации живого труда капиталом. Одновременно с ростом производительных сил улучшились условия труда. Рост выпуска продукции на одного работающего позволил сократить рабочий день, обеспечить высокий уровень зарплаты и качество жизни. Можно много дискуссировать на эту тему. Но убедительнее всего в этом споре выглядят показатели средней продолжительности жизни и численности населения. В середине 19 века она составляла в Великобритании 40 лет, в настоящее время — у мужчин 79,7, у женщин 83,2. Во многих странах ЕС показатели еще выше. За 19 век — период бурного развития капитализма, численность населения Западной и Центральной Европы возросла со 186,6 до 398,8 млн человек. Численность населения лидера капиталистического мира — Великобритании возросла в 3, 8 раза. Все это сопровождалось стремительным ростом промышленного и с/х производства. Эти цифры достаточно наглядно показывают, что демонстрируемое в рыночной экономике снижение Меновой стоимости, Потребительной стоимости товаров (абсолютное или относительное с учетом инфляции) не превращается в фикцию и не исчезает бесследно. В конечном итоге непрерывно накапливаемая СПС средств производства и СПС тружеников всех категорий выявляется именно в указанных выше социальных показателях. Поэтому необходимо их считать важнейшими для каждого государства.

  1. Рынок и цена товара, как функция капитала и СПС

Подтверждением того, что каждый вид ресурсов, задействованных в производстве, должен давать прибавочную стоимость, является многовековая практика. Согласно этому, фактическая прибыль в производстве всегда соизмеряется не со стоимостью рабочей силы, а с величиной всего капитала, задействованного в производстве товара. Величина себестоимости каждого товара определяется точно на основе бухгалтерских расчетов. При этом СПС каждого ресурса, используемого в производстве (оборудование, материалы, энергоресурсы, проектные решения, приемы менеджмента, маркетинговая политика), по существующим методикам не поддается определению. Она может существенно отклоняться от нормы прибыли. Опытные производственники лишь эмпирически выявляют эти факты. Единая совокупная величина СПС ресурсов, использованных в производстве, определяется рынком при выходе товара на рынок. После установления рыночной цены товара, определяется разность между его ценой и себестоимостью, то есть выявленная суммарная величина СПС, использованных в его производстве материальных и трудовых ресурсов. Она является основой полученной прибыли. При этом согласно данной концепции реализованный товар наряду с рыночной ценой имеет свою СПС. С ней он вступает в новую фазу — переработку в производственном процессе предпринимателя, купившего товар. Исходя из данных подходов, уравнение формирования прибыли в процессе производства и реализации товара имеет общий вид:

МС = Д + m, где Д — затраты капитала на приобретение средств производства и оплату труда, m — прибыль предприятия. При этом m одновременно является функцией Д и функцией СПС основных фондов, СПС материальных ресурсов, СПС трудовых ресурсов. Основы методики и примеры расчета цены изделий по данной формуле приведены автором в книге: «На подступах к полному хозяйственному расчету» [9, с. 110 -130]. Из-за того, что методология расчета СПС отсутствует, производители на практике при расчете цены ориентируются на величину себестоимости. Конкурентный рынок может оценить представленный товар с существенным отклонением от установленных ими значений цены как в сторону понижения, так и в сторону повышения. Если спрос превышает предложение, рынок даст надбавку к цене и наоборот. Отклонение +/ — от среднего уровня качества влияет аналогично. Подобные явления дают достаточно веские основания полагать, что цена товара определяется не совокупностью декларируемых затрат ресурсов, а рынком на основе своих законов. Признавая это, автор должен указать, что сущность действий этих законов сводится к уточнению величин СПС ресурсов и степени их извлечения. Согласно концепции автора, СПС труда менеджеров компании, создавших новый тип шин Н и запланировавших выпуск продукции к моменту остановки части мощностей по производству шин Т, имела величину, существенно превышающую размер их вознаграждения. Именно размер СПС их труда, управленческих решений выявил рынок. В книге «Экономика и политика: иллюзии и реальность» [10, с. 57 — 58], приведены примеры расчетов по определению величин СПС для ряда производственных процессов. В данной статье достаточно наглядно показано, что возможности рынка далеко не безграничны. За исключением экстремальных экономических ситуаций рынок, назначая цену товара, импровизирует в пределах крайних базовых значений. Нижний — связан с себестоимостью товара, верхний — с величиной Потребительной стоимости. На основании изложенного автор пришел к выводу, что объективные цены конкретного товара могут и должны определяться по двум вариантам: а) по результатам оценки всех факторов (с учетом СПС), используемых в производстве товара; б) по анализу технических характеристик товара с учетом соотношения спрос — предложение на него.

  1. Теория трудовой стоимости К. Маркса — инструмент формирования антагонизма в обществе

К. Маркс допустил серьезную логическую ошибку. В период интенсивного развития промышленности на базе новейших технических достижений и открытий (паровая машина, паровоз, электричество, механизация текстильных операций, прогресс в области обработки металла и др.) он представил сложный, многоэтапный процесс создания товара (от научного открытия до маркетинга) в усеченном виде, ограничив его только теми операциями, которые осуществляет рабочий, непосредственно выполняющий стандартные приемы по обслуживанию машины (подача сырья, контроль за процессом его прохождения по технологическим стадиям, съем готовой продукции). При этом в целях «обнаучивания» написанного в молодости «Манифеста» он гипертрофировал роль рабочего, представив его как единственного производителя товара, создателя его прибавочной стоимости и общественного богатства. Теория трудовой стоимости в версии К. Маркса формирует ложный характер мышления у рабочих. Если вся прибавочная стоимость ими создана, то она должна им и принадлежать. Для реализации данного подхода необходима диктатура пролетариата и экспроприация всего ранее созданного и несправедливо распределенного богатства. Она создает почву для крайне антагонистических настроений в обществе. Не позволяет представить классы как категории единства и борьбы противоположностей. Их единство должно проявляться в созидании, противоположности — в борьбе за получение прав и обоснованной доли общественного богатства. Данное утверждение не отрицает значимости всех форм классовой борьбы: от соглашений между общественными группами до революционных действий. Но противопоставление рабочего класса не только олигархической части общества, но и всем остальным группам населения (крестьяне, ремесленники, интеллигенция, мелкие и средние предприниматели, служащие) исключает возможность создания единого общенационального движения против ускоренного обогащения представителей крупного капитала. Оно дезорганизует действия по его формированию. Интеллигенция в силу более высокого уровня образования и традиций не может стать подручным инструментом диктатуры пролетариата. Сам пролетариат не способен создать работоспособную концепцию развития общества. Амбициозные, малокомпетентные представители интеллигенции, разрабатывая за пролетариат различные утопические схемы спасения общества, на практике усугубляют его положение.

Большинство политэкономических выводов теории трудовой стоимости в версии К. Маркса не соответствует не только практике, но и логике, поэтому некорректны в научном отношении. Существует много школ, которые это доказали и развили свою идеологию. Определенным влиянием в начале 20 века пользовалась Австрийская школа. Ее ведущие представители выдвинули концепцию, согласно которой стоимость товара определяется не величиной трудового вклада его создателей, а Предельной полезностью товара. При этом ее величина устанавливается рынком. Это был шаг вперед, и именно на основе этой концепции Западная Европа, США далеко продвинулись в области развития производительных сил, в том числе, за счет совершенствования конкуренции в сферах производства и торговли. Но это был одновременно шаг в сторону от более глубокого понимания того, кто и каким образом производит товар, создает прибыль и богатство общества. Игнорировалась естественная количественная взаимосвязь Меновой и Потребительной стоимостей товара, исключалась возможность расчета трудовых вкладов всех участников производства товара: ученого, менеджера, инженера, рабочего, маркетолога. Это также увело в сторону научную мысль от разработки методик определения вклада каждой из указанных ниже общественных групп, не участвующих напрямую в производстве товаров: врачей, педагогов, финансистов, представителей силовых структур. Это «белое пятно» стало одной из основных причин накопления социального неравенства, роста доходов наиболее богатой части общества в темпах, существенно превосходящих повышение благосостояния всего населения. Концентрация богатства привела к монополизации власти и потере наиболее влиятельной группой лиц мотивации для общественного прогресса. Требуется коренное изменение сложившейся ситуации.

Теория трудовой стоимости в ее широком толковании, где ученый, менеджер, инженер, являются создателями средств производства и опосредованно вместе с рабочим самого товара, и Теория предельной полезности в равной степени имеют право на существование. На практике при определении цены товара они должны выполнять функции перекрестного контроля, приближая цены по каждой версии к единой величине. Решение данной задачи неизбежно выведет общество на объединение обеих версий, создание совершенной Теории стоимости, в которой интеллектуальный труд получит достойное признание. Накопленный опыт также необходимо будет реализовать для определения границ и оптимальных условий использования механизмов рыночной и плановой систем экономики.

Библиография

  1. Маркс К., Энгельс Ф. Соч.Т. 23. Капитал. Т. 1.
  2. Рикардо Д. Начало политической экономии и налогового обложения. М., 1955.
  3. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 1. Капитал. Т. 3.
  4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 24. Капитал. Т. 2.
  5. Розенберг И. Теория стоимости у Рикардо и у Маркса. М., 1924.
  6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 4. «Нищета философии».
  7. Маркс К. Нищета философии. Приложение М., 1956.С.179.
  8. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26. Ч.1 Теории прибавочной стоимости ( Капитал Т. 4).
  9. Петров А. На подступах к хозяйственному расчету. Минск. Изд. Белоруссия, 1989
  10. Петров А. Экономика и политика: иллюзии и реальность. М. Изд. МГУ. 1993.

Статья была опубликована в журнале Представительная Власть, № 1-2 2020 г. 

 

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments