Майские указы — провал неминуем?

Цикл бесед по проблемам выполнения Майских Указов Президента РФ с кандидатом экономических наук, Александром Петровым.

Для страны исключительно актуальной является тема выполнения Майских Указов Президента 2018 года. Имея большой опыт работы по внедрению крупномасштабных программ, автор, при поддержке  журналиста С. А. Правосудова, провел анализ ситуации и сформулировал условия при которых можно  гарантированно обеспечить их выполнение к 2024 году. Материалы анализа приведены в 4-х статьях.

1. Майские указы — провал неминуем?
2. Банки — грабители?
3. Инвестиции, как инструмент разорения России
4. Кому на Руси жить хорошо?



1.Майские указы — провал неминуем?

Приближается годовщина с момента выхода Майского 2018 года Указа Президента РФ, в котором были поставлены задачи по достижению важнейших показателей социально – экономического  развития  страны на период  до следующих выборов  в 2024 году. Как Вы оцениваете  ход их выполнения?

В Указах имеется большое число  рубежей  , которые страна должна достигнуть к 2024 году. Например, увеличение продолжительности жизни, уровень заболеваемости и др. Поэтому через год нельзя давать оценку динамике их роста. Но есть ряд базовых показателей,   их достижение  абсолютно необходимо уже в первые годы. Это связано с тем, что они предопределяют возможность  выполнения всех остальных показателей, приведенных в Указе. Речь идет об обеспечении провозглашенных Указами темпов увеличения  ВВП, роста производительности труда, объемов строительства жилья.

Цифры говорят сами за себя. Указы ставят задачу выйти на темпы роста ВВП превышающие мировые. Мир  развивается  с темпами  роста ВВП в 3,3 %. Значит, Россия должна выйти на темпы в 4 -5 %. По итогам 2018 года ВВП страны   увеличился на 1,7%, после уточнения ведомствами  рост удалось дотянуть до 2,3%.  По 2019 году долго велись  дискуссии. Минэкономразвития   прогнозировало рост в 1,7%, мировой банк развития — 1,4%. По факту рост за 1–ый квартал в годовом исчислении составил 0,5%.

Относительно роста производительности труда трудно найти информацию в открытых источниках, но простейшие подсчеты  показывают, что ситуация здесь не менее сложная. Указ как–то странно   ставит задачу —  обеспечить ежегодный рост производительности  труда  на малых и средних предприятиях  на 5%. Что же касается наших ведущих корпораций, то непонятно, почему они не получили задание от Президента. По производительности труда они уступают своим западным  конкурентам более чем   в 5 раз. По России нет официальной информации и о фактических показателях 2018 года и прогнозных  по 2019. Но простейшие расчеты показывают, что темпы роста ПТ близки к 0.

При этом известно, что реальная заработная плата в стране в 2017 году упала по сравнению с 2013 годом на 12,1%. Рост уровня зарплаты опосредованно влияет на  темпы роста строительства жилья. Указом предусмотрено, что страна должна выйти на строительство жилья в объеме 120 млн. кв. метров. Эта цифра возникла,  исходя из  того, что Национальная программа жилья предусматривала ввод жилья в 2018 году в объеме 86 млн. кв. м. Фактически введено 79 млн. кв. м. При этом по Московскому региону   существенно возросло количество  неликвидного жилья, а по стране — обманутых дольщиков. По состоянию на 1.01.2019 их число превысило 30 тыс. Пришлось срочно принимать  закон об   изменении порядка  финансирования этой сферы.

Какой же Вы видите выход из этой ситуации?

Разрешите,  до ответа на этот вопрос я изложу свои наблюдения относительно  характера реагирования Правительства  на данные  проблемы. Для финансирования целевых программ в условиях отсутствия   роста экономики их разработчикам необходимо было бы задуматься о  перераспределении доходов между  различными категориями населения. Возможны несколько основных вариантов.  Часть доходов наиболее высокооплачиваемой категории населения можно было бы перераспределить в пользу малоимущего и среднего класса. Эта задача может быть решена с помощью упорядочивания зарплаты топ менеджеров, введения прогрессивного налога на сверхдоходы физических лиц, введения прогрессивного налога на наследство, направление сверхдоходов на развитие производства с высокооплачиваемыми рабочими местами. Это практика ведущих стран мира.  Ее решение назрело и в России. Оно позволило бы снизить социальное неравенство, повысить ответственность лидеров бизнеса за рост эффективности производства, ограничить демонстративное приобретение ими объектов роскоши, ограничить вывоз из страны капитала.  Но после выборов Президента Правительство пошло другим путем. Его действия были  направлены на  ущемление интересов трудящихся:  повышение цен на газ и коммунальные услуги, пенсионная реформа, повышение цен на бензин, увеличение ставки НДС, введение налога на незарегистрированных работников сферы услуг, введение социальных норм потребления электроэнергии.   На первый взгляд поражает политическая близорукость. Указы направлены на рост качества жизни граждан России в ближайшие шесть  лет. Но в  связи с дефицитом средств на их выполнение предлагается средним и низкооплачиваемым категориям населения  «затянуть пояса потуже» сегодня. И это осуществляется на фоне роста вывоза капитала из страны, бесконтрольного, хищного экспорта леса, морепродуктов  и других ресурсов. Экономические основания для  мер принятых и рекомендуемых Правительством  имеются, но почему мы должны отдавать им приоритет.    Разве они помогут нам  выйти из стагнации экономики, разве они снизят социальное неравенство.  Где логика, где справедливость? Можно лишь предположить, что Правительство хорошо проинформировано   о критическом отношении к его политике  большей  части населения. Урезание  в этих условиях  доходов высокооплачиваемых граждан может привести  к их действиям по сплочению  всех общественных групп. То есть у Правительства,  вследствие  высокой динамики имущественного расслоения  в условиях  многолетнего отсутствия роста ВВП, нет возможностей для  успешного  маневра. Из двух зол оно на свой взгляд  выбирает меньшее.

Вы считаете, что введением прогрессивного налогообложения  страна обеспечит выполнение майского Указа?

Нет, я так не считаю. Бизнесмен, это — гражданин России,  от  характера его  служения стране  зависит рост ВВП. Вы знаете, что размер  налога в ведущих странах мира на сверхвысокие доходы превышает 50%.   Мы не должны поддаваться диктату бизнесменов и топ менеджеров  крупных корпораций, но заботиться об их дееспособности обязаны. Поэтому программу  поэтапного наращивания прогрессивного налога в России целесообразно   внедрять уже в 2020 году , но выходить на параметры Запада     не менее, чем  за последующие 10 лет. При этом необходимо  усовершенствовать налоговую систему США и ЕС,  определить предельный уровень налогов для различных сфер деятельности. Например, для ученого, инженера —  изобретателя, врача , получающих сверхдоходы,   он может быть ограничен 30%, тогда как для представителей шоу бизнеса,  финансовых брокеров и др  он может  достигать 50%. Но момент для внедрения  прогрессивной шкалы оптимален. Связка его с Указами, позволит получить дополнительные средства и существенно повысить  авторитет  Правительства.

Тогда что же Вы предлагаете для обеспечения выполнения майского 2018 года Указа?

Прежде чем отвечать на Ваш  вопрос хотел бы задать встречный: « Насколько эта тема актуальна для руководства страны.  Есть ли острая необходимость их выполнять». Объясню причины подобных вопросов. В мае 2012 годы Президент страны также выпустил серию Указов. О них в первые годы много говорили, писали. Но потом внимание ослабло. Результат  их выполнения можно посмотреть по Табл.1

Табл.1 Итоги выполнения основных показателей « майских» 2012 года  Указов Президента РФ.

 1. Повышение позиции России в рейтинге DOING BUSINESS до 20-й В 2017 году — 35 место по рейтингу
2. Увеличение производительности труда к 2018 году в 1,5 раза. В 2015 году был зафиксирован 0 рост к уровню 2012 года, далее нет данных, с учетом нулевого роста ВВП, рост ПТ можно оценивать на аналогичном уровне.
3. Создание 25 млн. высокопроизводительных рабочих мест. Не согласованы критерии определения рабочих мест данной категории.
4. Увеличение реальной заработной платы в 1,4-1,5 раз. В 2017 году ее уровень составил 90,8 % к уровню 2012 года.
5. Предоставление доступного жилья 60% семей желающих улучшить жилищные условия.  В 2012 г. введено 65 млн. кв.м. жилья, в 2017г. – 79 млн. кв.м. ( план по НПЖ 86 ) На 1.01 2019 года в стране насчитывается 30,6 тыс. обманутых дольщиков.
6. Снижение средней ставки по ипотеке до уровня инфляция + 2,2 п.п. Для 2018 года – 6,6% ( 4,4 + 2,2). В 2018 году ставка находилась в диапазоне 10, 5 % — 14, 1 %.
7. Рост доли инвестиций в основной капитал до 27 % к 2018 году. В 2012 году — 20, 9 %, в 2018 году — 20,6 %

Данные  достаточно убедительно показывают, что   важнейшие  показатели   Указов 2012 года  не были выполнены.  Руководство страны уходило  от публичного  обсуждения итогов. Его позиция проста: «И без объяснений причины ясны – санкции за Крым и Донбасс, падение цен на нефть на 32%, оказание поддержки Сирии». Но  указанные выше оправдания необъективны. Темпы роста  ВВП  России приблизились к нулю за два года до приведенных событий. При этом весь мир и в условиях изменившихся цен на нефть продолжал наращивать ВВП с темпом в 3, 3 %, обогнав Россию на 18,87 % пунктов ( Рис. 1)

График накопленный рост ВВП

Рис 1. Накопленный рост (падение) ВВП за период 2013 – 2018 годы

Отказ В. Путина от дискуссий с другими кандидатами в Президенты весной  2018 года позволил ему не отчитываться вообще  за выполнение Указов. Новую избирательную кампанию   он начал «с чистого листа». Это рукотворная  особенность нашей политической системы. Опыт учит, что главными  обязанностями  Президента в демократической стране являются: повышение обороноспособности страны, ликвидация коррупции, формирование реальной политической конкуренции. В. Путин настолько блестяще  решил первую задачу, что народ не стал «мелочиться» — предъявлять ему претензии по возрастанию масштабов  коррупции и практически полной ликвидации политической конкуренции. Раз так, нам может быть не обязательно заниматься Указами 2018.   В 2024 году проскочим еще раз без серьезных социальных волнений.

Полагаю, что, если у нас сохраняться столь низкие темпы роста производительности труда и ВВП, то   окажутся  невыполненными не только Указы Президента, но и важнейшие задачи повышения обороноспособности страны. Вслед за экономическим наш политический вес на мировой арене существенно снизится. В условиях падения доходов населения  характер выборов 2024 года  может быть совершенно иным.  

Я полностью разделяю Ваше мнение. Считаю, что Указы 2018 года ставят    перед страной  судьбоносные задачи, они должны стать движителями экономики России. При этом, несмотря на явный срыв в их выполнении, растерянность Правительства, брюзжание скептиков и злорадство  политических недоброжелателей,   считаю, что у страны есть все возможности их выполнить. Здесь я подхожу к ответу на Ваш вопрос: « Что нужно сделать?».  Отвечаю кратко: « Обеспечить темпы роста ВВП на уровне более 5 % в год, упорядочить его распределение и использование».

Либеральные идеологи связывают решение этих задач с расширением масштабов приватизации,  большим комплексом социальных  реформ, значительным увеличением средств на образование.  Вы поддерживаете эту точку зрения.

Подобные лозунги и требования выигрышно звучат для оппозиционных политиков, но для общества в их толковании они вредны. Телега ставится впереди лошади: давайте проводить реформы, они неизбежно приведут к росту ВВП.  Это дубль 1992 года: « Поди туда – не знаю куда».  Нет ясности по характеру реформ и срокам их положительного воздействия  на  рост ВВП. Дополнительные средства на образование  в условиях стагнации ВВП необходимо будет  изыскивать за счет урезания других статей бюджета. Но эти затраты станут бросовыми.  По результатам реформ  молодежь  должна получить  новые   знания о высокотехнологичных производствах и получить на них рабочие места. Но сможем ли мы для решения этих  задач найти преподавателей, если наша академическая и отраслевая наука разорены, а большинство наукоемких отраслей влачат жалкое существование. Поэтому развитие производства и отраслевой науки, выход на этой основе на высокие темпы роста ВВП являются главнейшими задачами, решение которых должно дать средства и специалистов для прогресса в других областях общественной жизни, включая образование. При этом выход на  высокие темпы прироста ВВП на начальном этапе должен быть обеспечен в большей степени за счет ликвидации коррупции,  устранения всех форм  фальши в сфере управления и,  прежде всего,  в области распределения природной ренты. Решение всего лишь этих двух задач  даст мультипликационный эффект роста эффективности.   Для этого следует.

1. Повысить уровень управления финансовой системы страны, устранить воровство в банковской сфере, минимизировать  вывоз из страны капитала, снизить расценки на банковские услуги,  повысить ответственность банков за темпы роста промышленного производства;

2. Перестроить существенным образом инвестиционный процесс, сократить капиталовложения в ТЭК, в Москву и Московскую область, переориентировав ресурсы на программы модернизации с короткими сроками окупаемости, дающими существенный прирост производительности труда и количества  высокотехнологичных рабочих мест в обрабатывающих  отраслях;

3. Поэтапно ликвидировать, внедрением мероприятий по пункту 2,  пятикратную разницу в размере заработной платы работников банковской сферы и   отраслей ТЭК  против работников обрабатывающих отраслей,  сельского хозяйства. Связать  размеры зарплаты во всех отраслях  с темпами роста производительности труда, снизить заработную плату топ менеджеров ведущих банков и компаний до  оптимального уровня.

4. Привести в соответствие таможенную и налоговую систему с мерами указанными в пунктах 1-3.

2. Банки — грабители?

В своём предыдущем интервью при обсуждении причин невыполнения Указа Президента от 8 – ого мая 2018 года во главу угла Вы поставили задачу выхода страны на высокие темпы роста ВВП, указав, что ее решение в существенной степени будет зависеть от наведения порядка в финансовой системе страны. Какие будут конкретные предложения?

Напомню цифры. По данным МВФ ВВП России по итогам 2018 года составил 1,57 трлн. долл. Это 12 результат в рейтинге крупнейших экономик мира. Наша главная проблема состоит в том, что мир ежегодно наращивает ВВП в среднем на 3,2 % , с 2013 года он вырос на 17, 2 %, наша страна упала за этот период на 1,7 %. (Рис. 1) При этом доля России в мировом ВВП сократилась с 2,04 % до 1,67 %. Данная тенденция вступает в коренное противоречие с нашим исторически обоснованным стремлением к повышению политического влияния в мире.

График накопленный рост ВВП

Рис 1. Накопленный рост (падение) ВВП за период 2013 – 2018 годы.

 

ВВП России после 1991 года в связи разрушением обрабатывающих отраслей страны попал в прямую зависимость от цен на нефть. Чтобы понять причины падения (изменения) ВВП необходимо проанализировать связь финансовых показателей экономики России с ценами на нефть. В 1991 году цены на нефть на мировом рынке составляли 34, 2 долл. / бар. , в 1999 году — 18, 2 долл. / бар. С 1990г. За этот период ВВП страны снизился в рублевом исчислении до величины 66,55 %, в долларовом до – 34,3 %. В последующий период до 2008 года цены непрерывно возрастали, достигнув в 2008 году уровня 105, 2 долл. / баррель. Ежегодный рост ВВП в период с 1999 по 2008 год составлял 6 – 10 %. В основном он обеспечивался за счет роста положительного сальдо торгового баланса. Сальдо в 2001 году не достигало 45 млрд. долл. В 2008 году оно превысило 177 млрд. долл. В 2014 году приблизилось к 190 млрд. долл. (Рис 2).

График изменения сальдо торгового баланса

Рис 2. Сальдо торгового баланса РФ за период 2000-2018 годы

В эти же годы проводилось громадное заимствование иностранного капитала. Объем внешнего долга банков и предприятий России достиг астрономических значений. С нескольких десятков в 2001 году он вырос к 2008 году до величины 482, 4 млрд. долл., к 2014 году превысил 715 млрд. долл. (Рис 3). Олигархи, на примере судьбы М. Ходорковского, «проникнулись» чувством социальной ответственности, до 2008 года, разность между ввозом и вывозом капитала из России практически отсутствовала (Рис. 4). В совокупности по двум источникам (валютные кредиты + положительное сальдо торгового баланса) экономика страны за период с 2005 по 2014 год получила 2295 млрд. долл.

График внешнего долга РФ

Рис 3. Динамика изменения внешнего долга РФ по состоянию на 1.04 каждого года

График вывода капитала из РФ

Рис.4. Статистика по чистому вывозу капитала из РФ в период 2000 — 2018 годы

Благосостояние граждан к 2008 году существенно возросло по сравнению с кризисными 90 — ми годами. По данным Росстата, в период с 2000 по 2007 год ежегодные темпы роста заработной платы в рублевом эквиваленте составляли 9 – 15 %. ( Рис. 5 ).

График роста/падения зарплаты в РФ

Рис. 5 График роста / падения реальной зарплаты в РФ в период 2001 — 2017 годы (Росстат)

При этом необходимо отметить, что методология расчета реальной заработной платы на основе номинальной опирается на индекс потребительских цен на товары и услуги, более связанные с низкооплачиваемыми категориями населения. Для получения объективной оценки доходов по средней и высокооплачиваемой группам правильнее отслеживать динамику изменения номинальной заработной платы за месяц в долларах США. В России, за период с 2000 по 2008 годы, она возросла с 79 долл. до 588 долл., то есть, более чем в семь раз.

Безусловно, это положительное явление, но во многом это произошло благодаря 6 — ти кратному повышению мировых цен на нефть. Какова роль руководства страны при этом.

Соглашусь что повышение цен на нефть важная причина. Но при этом напомню, что доходы от нефти до избрания В. Путина Президентом принадлежали не стране, а олигархам. Это он, молодой Президент вступил в схватку с Ходорковским, Березовским, Гусинским победил и отдал все доходы на зарплату и пенсии гражданам России. В отношении роста цен на нефть уместно привести поговорку: « На ловца и зверь бежит». Его предшественникам Горбачеву и Ельцину, которые разваливали страну, всевышний не мог дать подобного щедрого подарка. Этот период в деятельности молодого руководителя можно охарактеризовать одной фразой « Президент – слуга народа».

В 2008 году , после « приема смены» Д. Медведевым страна серьезно пострадала от мирового финансового кризиса. Темпы роста ВВП также снизились из – за кратковременного падения цен на нефть в 2009 году , спада промышленного производства в обрабатывающих отраслях. Но чрезвычайно высокие цены на нефть на уровне до 115 долл. / бар. в оследующие годы позволяли и в этот период наращивать зарплату. Ее размер к 2013 году вырос до 915 долл. Народ после голодных 90 – х годов был «подкормлен» и успокоен. Через 20 лет случилось то, что наш эмигрант, певец В. Токарев наивно ожидал увидеть в первый год после разрушения СССР: «Страна умоется, оденется, поест и на прошедшем навсегда поставит крест».

Крест поставили на социализме, но доморощенный капитализм породил новые проблемы. Начиная с кризисного 2008 года, экономику страны стал подрывать вывоз капитала. С одной стороны бизнес понял, что столь громадные вливания средств в заработную плату без адекватного роста производительности труда, без эффективных инвестиций неизбежно обрушат финансовую систему страны. С другой, выполнив задания по финансированию нескольких десятков объектов к престижным мероприятиям (Форум АТР, зимние олимпийские игры, первенство мира), « сработавшись» с новой властью, бизнес осмелел и принялся спасать свои активы. За период с 2008 по 2015 год чистый вывоз капитала (сальдо между вывозом и ввозом капитала) из России составил 627, 7млрд. долл. С учетом снижения курса рубля более чем в два в 2014 году « удачливые» бизнесмены получили доход в 100% на капитал. При этом их валютные резервы не были использованы для погашения ранее полученных кредитов. Внешний долг отечественных банков и предприятий за этот же период возрос еще на 167 млрд. долл.

Формула финансового оборота была простой : « 4 доллара своих денег выводи из страны, 1 доллар иностранных — заимствуй». Проблема вывоза капитала носит комплексный характер. Отечественные и иностранные предприниматели вследствие низких цен газа — (в 3, 5 раза ниже чем в ЕС), нефтепродуктов (в 2 раза ниже чем в ЕС), электроэнергии, воды, низкой заработной платы (в 8 раз ниже чем в Германии), неэффективного контроля налоговой и таможенной службы, лояльности экологического контроля получают в России высокую прибыль. Для скрытия ее части от налогов и сохранения реальной ценности бизнес фальсифицирует отчетность, оставляет часть валютной выручки от внешнеторговых операций за границей. На внутреннем рынке он конвертируют средства в валюту и выводит ее за пределы страны в офшоры.

Хотел бы отметить, что вывоз капитала из слаборазвитых стран это — закон капитализма. Он распространился и на Россию. Есть ли здесь основания для претензий к Правительству.

Я технарь по образованию и хорошо понимаю значение законов природы. Закон сохранения энергии, массы и др. Нет смысла им противодействовать. Но во – первых, закон капитализма это всего лишь наблюдаемая в течение многих лет мировая практика. Есть реальные механизмы для снижения вывоза капитала, которые в нашей стране используются неудовлетворительно. Их основой являются здоровая финансовая система, и отлаженный инвестиционный конвейер. Во — вторых Россия не слаборазвитая страна. На кратковременный, в историческом измерении период, ее сделал таковой тандем Горбачева — Ельцина. Пришло время выходить из этой скорлупы. . Эксперты отмечают, что заимствование на внешних рынках и вывод капитала из страны в основном осуществляется одними и теми же субъектами рынка. Ими являются банки и крупные компании – экспортеры. При этом именно из банковского сектора уходит за границу большая часть капитала. Так в 2008 году чистый отток капитала достиг рекордного для России уровня – 133, 6 млрд. долл. Доля банков составила 84, 5млрд. долл., то есть 62, 5 %. Но банки по закону должны осуществлять контроль за валютными операциями предприятий. Поэтому, именно они закрыли глаза на незаконный вывод остальной суммы – 49,1 млрд. долл. Не случайно, что наших крупнейших экспортеров обслуживают собственные банки. Это еще одна двусмысленность нашей системы управления. Способны ли они контролировать материнские компании. Важнейшие финансово – экономические ведомства страны ЦБ, Минфин, Таможенная служба, Минэкономразвития, ФСБ, МВД в совокупности знают все приемы по вывозу капитала. Формально на основе существующей отчетности они способны адресно, по срокам, по размеру сумм выявить все факты незаконного вывода капитала и предложить осуществить «шалунам» их легализацию и возврат. Однако, в целях « сохранения социального спокойствия» (не в обществе, а в бизнес – среде) они объявляют амнистию выведенному из страны капиталу и упрашивают вернуть его добровольно. Бизнес не откликается. Государство продляет сроки амнистии капиталов. Насколько все эти действия двусмысленны, говорят цифры по итогам 4 –х месяцев 2019 года: положительное сальдо торгового баланса достигло 62 млрд. долл., отток капитала из страны превысил 34 млрд. долл. В чем польза высоких цен на нефть, если более 55 процентов валютной выручки уходит из страны. О какой амнистии может идти речь, если вывоз капитала в 2019 году повторяет график вывоза рекордного 2008 года.

Необходимо отметить, что в этот же период ЦБ России вынужден был нести громадные расходы по санацию частных банков. Так сайт Banki.ru указывает, что за период 1991 – 2019 годы в России было ликвидировано 2685 банков. При этом агентство Fitchу отмечает, что на санацию банков только за период с 2013 года по 2016 год ЦБ России потратил более 70 млрд. долл.

Да, Вы правы. Естественно, в этих условиях рост ВВП страны прекратился уже в 2013 году. Тогда, на пике нефтяных цен 115, 22 долл / бар., темпы роста ВВП упали до 1,28%, в 2014 – до 0,74 % (Рис 6). Пять факторов: накопление внешнего долга, громадный вывоз капитала, воровство банкиров , наращивание заработной платы без роста производительности труда, нерациональные инвестиции, лишили финансовую систему страны иммунитета. Эти губительные для страны процессы не имели ни естественных, ни административных ограничителей, страна шла « в разнос». Нас спасла Америка. Объявление нам санкций по обвинениям за вмешательство в выборы в США, за Крым, Донбасс, Сирию, за недоказанное покушение на жизнь Скрипалей заставило нас задуматься. Звучали они грозно. Санкции осуществлялись по трем направлениям: а) лишение доступа к кредитам западных банков, б) запрет на передачу технологий по добыче нефти на шельфе, в) частичное изъятие активов у лиц близких к Президенту. Из 3 – х санкций на экономику повлияло лишь первое направление. И оно могло бы не сработать, если бы в предыдущие годы существовал контроль за вывозом капитала из страны. В реальности наибольший ущерб экономике России нанесло падение цен на нефть в конце 2014 года. Но это не имело связи с санкциями. Избыток нефти сформировался за счет интенсивного наращивания США добычи сланцевой нефти и газа. Оно проводилось в течение последних 10 лет, но наши специалисты из нефтегазовой отрасли с усмешкой, скептически оценивали данное направление. По итогам 2015 года валютная выручка России снизилась на 42%. В конце 2014 года при падении цен на нефть финансовая система страны впала в кому. В 2014 году ВВП равнялся 2003,9 млрд. долл. , в 2015 – снизился до 1326,3 млрд. долл. Ситуация напоминала события 1985 – 1991 годов.

Рис 6. Динамика роста / падения ВВП РФ в 2010 – 2018 годах.

Вы были свидетелями действий руководства СССР в период падения цен на нефть в 1985 – 1991 годах. Расскажите, как оно реагировало.

Данные Рис. 10 показывают, что ситуация в 2015 году с ценами на нефть повторила ситуацию 1981 года. Но тогда Политбюро ЦК КПСС и Правительство СССР растерялись, стали гасить пожар керосином. В условиях громадного дефицита бюджета они, объявлением «сухого закона», удвоили его финансовые потери, связанные со снижением цен на углеводороды. Вместо введения режима строжайшей экономии осуществили частичную либерализацию цен , создали спекулятивный рынок псевдо продукции фальшивых кооперативов. В итоге неграмотные действия погубили империю.

Насколько эффективны были действия руководства России в условиях кризиса 2014 года.

Правительство России, наученное опытом выхода из кризиса в 1998 году, после непродолжительных метаний повысило в конце 2014 года курс доллара к рублю более чем в два раза, курс евро — в 1, 8 раза. Это вызвало в 2015 году адекватное падение зарплаты в долларах с 915 до 551. С 2015 года был ужесточен контроль за вывозом капитала. Банкам и предприятиям было предложено принять меры по максимальному погашению внешней задолженности. За период 2015 — 2018 годы внешний долг РФ был снижен на 204 млрд. долл. Проблемные банки были лишены лицензии. При этом ЦБ России по 30 банкам , санируемым в 2017 году, вновь понес большие затраты в 14, 7 млрд. долл. Падение курса рубля привело к значительному снижению импорта, что позволило сохранить на достаточно высоком уровне положительное сальдо торгового баланса. Коллапса экономики также удалось избежать за счет 2-х кратного обесценивания рублевых вкладов населения и предприятий , существенного перераспределения доходов отраслей, работающих на внутренний рынок в пользу экспортеров сырья и полуфабрикатов, использования золотовалютных резервов ЦБ России.

По оценкам указанные меры существенно превышали ущерб, связанный с падением мировых цен на углеводороды, произошедшим в конце 2014 года. Они дополнительно нейтрализовали значительную часть ущерба от экономически необоснованного прироста заработной платы, имеющего место в период с 2001 по 2014 годы. При падении зарплаты в 2015 году социальных конфликтов не произошло , так как на волне патриотического подъема данные меры были восприняты населением, как неизбежная плата за присоединение Крыма и оказание поддержки Сирии.

 Действия Правительства несколько улучшили к 2019 году финансовую обстановку, однако оценки, которые оно дает нынешней ситуации являются чрезмерно оптимистичными. Необходимо учитывать, что в стране возникла новая социально – экономическая ситуация. На волне роста экономики и авторитета власти сохранилось и укрепило позиции большинство олигархов 90 – х годов, возникли новые — с более сильными амбициями и политическим влиянием. Для них рост ВВП России не является приоритетной задачей. При этом отдельные из них боятся окрика Трампа. Произошло существенное расслоение населения по уровню доходов. В сложную жизненную ситуацию попало большинство работников бюджетной сферы.Значительная часть граждан осталась за чертой бедности.

С Вами полностью согласен, хотел бы дополнительно дать информацию по некоторым деталям экономической ситуации. Средний класс привык к высоким доходам 2014 года и при этом не имеет навыков к наращиванию производительности труда. Кризис 2008 года привел к снижению годовых темпов роста реальной заработной платы по стране до 2 — 4 %. Начиная с 2014 года, она стала падать, снизившись к 2017 году по сравнению с 2013 годом на 12,1 %. (Рис. 3) . Перспективы роста объемов продажи углеводородов на внешнем рынке призрачны, надежды на существенный рост цен сомнительны. Правительство смирилось с темпами роста ВВП на уровне близком к 0%. Надо искать финансовые резервы для доведения роста ВВП до 5% .

 В публичных заявлениях руководителей страны при оценке финансового положения на первый план выносится ряд базовых цифр: золотовалютные резервы России к 1 января 2019 года достигли 468 млрд. долл., в Фонде национального благосостояния накоплено более 58,7 млрд. долл., тогда как внешний долг органов управления России составляет всего лишь 54 млрд. долл. (3,4% ВВП страны). При этом для успокоения приводятся цифры по США: внешний долг страны в 2018 году превысил 21 трлн. долл. (106 % от ВВП США). Значит резервы у России есть.

Действительно. Сравниваешь эти цифры и думаешь нам «не надо дергаться», следует просто терпеливо ждать. В ближайшие годы наш главный политический соперник неизбежно станет банкротом. Тем самым мы копируем образ мышления советских идеологов о неминуемости скорой победы социализма во всем мире. Ждать банкротства сверхдержавы, производительность труда в которой в 5 раз превышает показатели нашей страны, это равносильно ожиданию поимки кита на удочку в Яузе.

Сами по себе суммы 468 и 54 млрд. долл. говорят о высокой прагматичности В. Путина в сравнении с пустословием лидера перестройки М. Горбачева. Ликвидация громадного валютного долга, доставшегося по наследству от Б. Ельцина – 188, 5 млрд. долл., накопление и сохранение в период кризисов 2008 и 2014 годов значительного золотовалютного резерва это подтверждают. Но, к сожалению, за этими двумя цифрами, как за ширмой, скрывается реально сложное финансовое положение России.

Кроме внешнего долга самого государства, накоплен значительный долг государственных корпораций и банков. По состоянию на 1. 01. 2019 года он близок к 198млрд. долл. Наибольшие опасения вызывают долги наших ведущих государственных корпораций. Долг Роснефти, с учетом авансов, полученных за будущие поставки продукции, превышает 79,3 млрд. долл. При этом рыночная стоимость компании находится на уровне в 68,2 млрд. долл. В сложной ситуации находится Газпром. Его долг превышает 53 млрд. долл. , при рыночной стоимости самой компании на 1.01.2019 г. в 56 млрд. долл. Необходимо учитывать, что двум компаниям принадлежат месторождения с громадными запасами углеводородов, в случае существенного падения мировых цен на углеводороды и неспособности их возвращать заемные средства есть риски того, что они станут собственностью иностранных кредиторов. Полагаю, что подобные программы давно находятся в разработке у наших политических соперников. Атаки на Северный поток 2 со стороны США и обвинения в адрес Роснефти по ее сотрудничеству с нефтяными компаниями Венесуэлы это подтверждают.

Необходимо также принимать во внимание, что кроме внешнего долга государство накопило значительный внутренний долг, на 1.01. 2019 год он, с учетом выданных государственных гарантий, превышает 177 млрд. долл. Значительная часть данного долга принадлежит нерезидентам России.

 Но даже из Вашей информации положение не столь критично. Можно констатировать, что накопления в ЗВР и ФНБ составляют 526, 7 млрд. долл., тогда как сумма внешнего и внутреннего долга государства превышает 429 млрд. долл.

Да. Но характер указанных выше сумм принципиально разный. Средства ЗВР это запас «на черный день» они не дают прироста дохода. Средства ФНБ по итогам 2018 года дали прирост лишь О.63 % годовых. Столь низкие показатели по ФНБ связаны с тем, что пока он используется, как «карманные деньги» руководства Минфина. Так Министр Силуанов дал отказ на просьбу Татарстана о финансировании скоростной магистрали Горький – Казань, выказав сомнения относительно сроков окупаемости проекта. При этом он указал, что из ФНБ финансируются только высокодоходные проекты, обеспечивающие гарантированный возврат средств. В качестве примера привел инвестирование средств в объект компании Новатэк — Ямал СПГ. Это случай некорректного поведения, Министр прекрасно знает, что компания Новатэк своевременно оплачивает проценты за кредит из ФНБ только потому, что данный проект был освобожден на 10 лет решениями Правительства от акцизов, НДПИ, налога на экспорт СПГ, налога на имущество и др. Опыт Норвегии показывает, что средства ФНБ при квалифицированном размещении могут давать до 7% годовых. Однако мы до настоящего времени не изучили его и не взяли на вооружение.

Какие же средства страна тратит на обслуживания государственного долга в размере 429 млрд. долл.

Значительные, речь идет о нескольких десятков млрд. долл. ежегодно. Об этом достаточно убедительно говорят показатели февральских и мартовских аукционов Минфина России по продаже ОФЗ. За 1 квартал 2019 года Минфин заимствовал 249 млрд. руб. Газета « Вести экономики» 14 марта 2019 года сообщила: « Инвесторы на двух аукционах Минфина в среду купили бумаги на 91, 4 млрд. руб. …. Оба выпуска были проданы без скидок к рыночным котировкам с доходностью 8,02 % и 8,48 % соответственно». Для справки, государственные облигации США приобретаются с доходностью в 2%. Какой вывод можно сделать на основе данной информации? Государственный долг России — 429 млрд. долл., находится на уровне 26,7 % ВВП. Но с учетом 4 – х кратного превышения удельных затрат на его обслуживание против показателей США и ЕС (8% против 2 %), его негативное влияние на ВВП России соразмерно с давлением долга США – в размере 106 % на ВВП данной страны Этот вывод мною несколько драматизирован , так как кредиты России в долларах получены по меньшей ставки, чем рублевые по 8%, но это не имеет принципиального значения. Санкции США могут привести к росту ставок и по валютным заимствованиям. При этом мы должны говорить о сложности ситуации не с позиции вероятности нового дефолта , а исходя из того, что финансовая система стала тормозом выхода страны на темпы роста ВВП на уровне 5%. Большая величина внутреннего долга госструктур России означает, что ведущие банки страны в ущерб финансированию отечественной науки и промышленности направляют значительную часть средств на кредитование государства. Оно обеспечивает им высокие проценты. При промышленные предприятия, малый бизнес вынуждены принимать кредиты по грабительски высоким ставкам. Подобная политика является также одной из основных причин высокой инфляции.

В этих условиях средние и малые банки, промышленные предприятия страны вынуждены обращаться за более выгодными кредитами к иностранным партнерам. По состоянию на 01.01.2019 года их внешняя задолженность превысила 200 млрд. долл. Эта ситуация также должна у нас вызывать серьезную озабоченность, так как многие предприятия являются градообразующими.

Что Вы предлагаете с учетом приведенного?

 Во – первых признать, что управление финансовой системой страны и ее главными структурными звеньями — банками в период с 2000 года осуществлялось с большими недостатками. В их действиях отразились не только нехватка опыта, но и корыстность, эгоизм, стремление получать прибыль любой ценой без принятия на себя ответственности за решение задач, поставленных Президентом страны в майских 2012 года Указах, без заботы о развитии промышленности в своих отраслях и регионах. Эксперты отмечают, что численность финансово — страховой сферы страны существенно завышена. При этом средний уровень зарплаты ее сотрудников превышает показатели по стране в в 2,15 раза. Для справки в ФРГ уровень зарплаты в данной сфере равняется показателям машиностроения. Апломб, с которым банковское сообщество России докладывает о росте в 2018 году прибыли на 44% при стагнации темпов роста ВВП страны , поражает. Объявление Сбербанка о выплате по итогам года рекордных дивидендов в сумме более 650 млрд. руб. можно расценивать как «пир во время чумы».

Со своей стороны считаю долгом проинформировать наших преуспевающих коллег, что отечественная промышленность будет находиться в стагнации до тех пор, пока финансовой системой РФ не будут решены следующие задачи:

— минимизирован внешний и внутренний долг государственных структур и государственных корпораций;

— ликвидирован отток капитала;

— ликвидировано воровство в банковской системе и в силовых структурах ее контролирующих

— прекращена практика проведения обвальных девальваций рубля, создана система надежной стабилизации его курса к основным мировым валютам;

— инфляция в стране доведена до уровня не более 1 %;

— учетная ставка ЦБ России снижена до уровня 3%;

— ставки кредитования промышленности снижены до уровня 5 % ;

— основным источником доходов банков должно стать кредитование промышленного и с/ х производства;
— стоимость услуг банка снижена до уровня, обеспечивающего его валовый доход в размере не более 30 %;

— до уровня среднемесячной заработной платы сотрудников финансовой сферы (85 тыс. руб.)поэтапно должен быть доведена зарплата работников высокотехнологичных отраслей промышленности, таких как машиностроение, химия, космическая отрасль, государственное управление, информация и связь (42 – 58 тыс. рублей) за счет оказания поддержки банками ускоренного наращивания производительности труда и зарплаты в данных отраслях;

— численность работников финансовой сферы должна быть сокращена с учетом освоения опыта банков ведущих стран мира;

— зарплату топ менеджеров финансовой сферы необходимо упорядочить с учетом нашей реальности, с привязкой темпов ее повышения к росту ВВП страны и показателей промышленного производства.

Выполнение данных рекомендаций требует коренного изменения политики в финансовой сфере. Вы полагаете, что она сможет решить эти задачи.

Я считаю, что страна созрела, чтобы поставить эту задачу, и опыт , накопленный руководителями финансовой системы, позволяет ее решить. Но очень опасаюсь того , что она не будет провозглашена. Россия, благодаря действиям Президента, в политической сфере выходит на позиции одной из наиболее влиятельных стран мира. Вместе с тем идет падение ее веса в мировой экономике. Появляется соблазн нарастить экономический потенциал страны не путем повышения эффективности отечественной науки и промышленности, а за счет нового статуса, завоеванного в политической сфере. При чрезвычайно высокой зависимости ВВП от нефти главной задачей руководства страны может стать поддержание достигнутого высокого уровня доходов от экспорта углеводородов и их наращивание. К этом нас подталкивают определенные успехи, достигнутые в данном направлении . Страна наладила контакты с ведущими игроками мирового нефтяного рынка и совместно с ними стабилизировала цены на нефть на уровне, превышающем 60 долл./ бар. Но эти успехи породили громадную опасность. Дело в том, что повышению цен на нефть способствовали не только договоренности с ОПЕК, но и возникновение военно – политических конфликтов в группе стран – производителей нефти. Высока вероятность того, что при их ликвидации цены на нефть упадут. Наша страна становится заинтересованной в том, чтобы этого не произошло. Наличие боеспособной армии и ее успехи увеличивают соблазн для руководства страны поддерживать существующие конфликты и создавать новые. Повторяется ситуация с США в период с 1991 года. Эта страна была заинтересована в том, чтобы из — за наличия кризисов в мировой экономике все государства для сохранения своих активов приобретали облигации казначейства США с минимальной доходностью, помогая США компенсировать дефицит госбюджета. Для поддержания этого процесса были целенаправленно развязаны конфликты в Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии. В итоге через 30 лет США получили имидж мирового разбойника и приблизились к финансовому дефолту. В новой ситуации обе сверхдержавы США и Россия и одновременно — два крупнейших производителя нефти, теоретически имеют интерес к дестабилизации ситуации в нефтедобывающих регионах мира. При этом очень высока вероятность, что мы будем находиться в каждом конфликте по разные стороны баррикад. Надо понять, что это направление в политике, как базовое, неприемлемо для нашей страны со всех точек зрения. Последовательное, кропотливое совершенствование отечественной экономики необходимо считать главным направлением государственной политики России.



3.Инвестиции как инструмент разорения России

Инвестиции — источник роста ВВП

По данным МВФ ВВП России по итогам 2018 года составил 1,57 трлн. долл. Это 12 результат в рейтинге крупнейших экономик мира. Доля страны в мировом ВВП составила 1,67 %. Наша главная проблема состоит в том, что мир ежегодно наращивает ВВП в среднем на 3,2 % , с 2013 года он вырос на 17, 2 %, наша страна упала за этот период на 1,7 %. При этом экономические ведомства вместо выяснения реальных причин нашей неспособности к росту, больше ссылаются на недостатки методики. Главной причиной падения ВВП является снижение производительности труда. Морально и физически изношенное оборудование не позволяет обеспечить ее рост. Нужны инвестиции в основной капитал. Стоимость инвестиций в основные фонды, согласно методике, является адекватной частью ВВП. Но по жизни инвестиции должны осуществляться только в том случае, если они позволяют получить дополнительный, сверх своей стоимости доход — прирост ВВП. Понятие «доход» в данном случае имеет широкое толкование

Муниципалитет построил детский садик на 100 мест и в первый же год после его пуска мамы 100 детишек вышли на работу. Учитывая, что ВВП каждой страны растет за счет роста численности работающих и увеличения производительности их труда страна получила отдачу от инвестиций в короткие сроки. Для поступательного развития общества без конфликтов необходимо, чтобы все социальные категории граждан ощущали рост своего благосостояния ежегодно. Поэтому важно рассматривать инвестиции не только, как фактор прямого адекватного влияния на величину ВВП, но и инструмент его существенного наращивания сверх размера вложенных средств. Желательно, чтобы инвестиции окупались в кратчайшие сроки. Но с развитием производительных сил масштабы инвестиционных проектов непрерывно возрастают. Соответственно увеличиваются стоимость объектов, сроки их строительства, сроки окупаемости. Ярким примером этого является Крымский мост. Он подтвердил высокую способность руководства страны осуществлять отдельно взятый проект. Объект был чрезвычайно важен для страны, строители совершили подвиг. Стоимость объекта — 228 млрд. рублей, окупаемость по оценкам — – 20 лет. Надо принимать меры по ускоренному развитию полуострова, для сокращения этих сроков. Представьте себе, что произойдет, если весь инвестиционный портфель в период шестилетнего правления страной В. Путина будет состоять из подобных объектов. Пресса будет непрерывно подогревать нашу гордость, тогда как граждане нынешнего поколения, обнаружив отсутствие роста доходов, проявят недовольство. Но и те, кто рождаются сегодня, став совершеннолетними, не оценят лишения своих родителей. С учетом изложенного важно определить требования не только к объему инвестиций, но и характеру инвестиционной политики. Ее главной целью должно быть ежегодное увеличение благосостояния населения и формирование базы для повышения качества жизни в будущем. Поэтому в инвестиционном портфеле должны находиться объекты как с короткими сроками окупаемости (завод с высокотехнологичными, высокооплачиваемыми рабочими местами, фабрика по выпуску высококачественных товаров народного потребления, детские сады) так и объекты со средними сроками ( жилье, электростанции Крымский мост, газопровод « Сила Сибири» и др. ). Я расположил эти объекты с учетом моего понимания их приоритетности. При этом нет необходимости напоминать о важности укрепления военного потенциала.

  1. Критерии для оптимизации инвестиционного портфеля.

Какие могут быть количественные критерии по формированию инвестиционного портфеля соответствующего этому подходу. Возьмем пример из практики мировых лидеров. Китай демонстрирует ежегодные темпы прироста ВВП на уровне 6,5% . При этом доля инвестиций в основные фонды составляет 25 % ВВП. Один процент инвестиций обеспечивает ему ежегодный рост ВВП на 0, 26%. В нашей стране доля инвестиций в основные фонды в ВВП в течение шести последних лет находилась стабильно на уровне 21%. Санкции не привели к ее снижению. Значит, ВВП России должен был ежегодно прирастать на 5, 2 % в год. Но он падал. Почему. Ответ один – специфика нашего инвестиционного портфеля. Он формировался в отрыве от задач роста производительности труда и увеличения ВВП. Не будем брать во внимание хаос 90 -х. В начале века на нас начал капать дождь нефтедолларов, далее он превратился в ливень. Значительную часть валюты лидеры бизнеса вывезли из страны. Но куда мы направили оставшуюся часть. Если верить статистическим данным, то 21 % ВВП составляет 320 млрд. долл. Это — громадная сумма.

  1. Инвестиции в имидж новой России.

В начале 21 -го века приоритет получили объекты, которые должны были восстановить высокий имидж новой России на мировой арене после трагических провалов прошлого века. Подготовка острова Русский к Форуму АТР, зимние Олимпийские игры в Сочи, создание суперстадионов к первенству мира по футболу. СМИ приводит информацию, что на подготовку Владивостока к Форуму АТР было затрачено 21, 7 млрд. долл., на организацию игр в Сочи было потрачено 1, 5 трлн. рублей. Футбольный чемпионат обошелся стране в 688 млрд. рублей. При этом мы решили часть проблем по обустройству наших городов, но в целом понесли затраты, которые не сможем вернуть в среднесрочной перспективе. Мало того, содержание данных объектов требует выделения значительных дополнительных средств. Мы не можем оценить, насколько возрос имидж России в мире после проведенных мероприятий, нет ясной программы капитализации этого прироста. В том числе, потому, что политические соперники, используя наши ошибки, постарались скомпрометировать достижения российских спортсменов. Поэтому оценки населения относительно обоснованности проведения в столь короткий период группы очень затратных мероприятий противоречивы. От полного восторга футбольных фанатов до обиды граждан, проживающих в ветхом жилье. Они считают, что программа переселения была урезана вследствие направления средств на указанные выше мероприятия.

После трагических 90 – х руководство страны объективно полагает, что его авторитет у населения занижен и старается его нарастить «великими свершениями». Успешное проведение названных выше программ мирового уровня заставляет публично объявлять о новых. Так сейчас в разработке в соответствии с майским Указами Президента РФ находиться 9 транспортных проектов общей стоимостью 6,5 трлн рублей. Вдумайтесь в эти цифры, они по стоимости в 28 раз превышают затраты на строительство Крымского моста. Несмотря на падение роста ВВП, к сожалению, сохранилась тенденция по проведению помпезных мероприятий, В наибольшей степени она проявляется в характере многочисленных федеральных и региональных Форумов. На каждом объявляются прорывы в инвестиционной сфере, большинство из которых в последующем не реализуются.

  1. Инвестиции, как плата за сговор в Беловежской пуще.

В годы, предшествующие распаду СССР, в ответ на требования руководителей отдельных республик по предоставлению суверенитета ряд известных писателей и политиков из РСФСР, а затем и первый Президент России высказали встречное требование о суверенитете России. Простота хуже воровства. Эти лидеры наивно считали, что характер экономических и политических связей между » братскими государствами» не изменится, экономика каждого будет процветать , и при этом все национальное богатство будет принадлежать его народу . Напомню знаменитый довод Президента Украины Л. Кравчука « Сегодня украинское сало съедают москали, а завтра оно будет нашим». Так вот после разрухи 90 – х годов последние 20 лет значительная часть инвестиций России направлена на компенсацию ущерба, нанесенного событиями 1991 года. Мы платим по долгам заговорщиков Беловежской пущи. Перечислю главные проекты. Обустройство новой государственной границы, передислокация войск, корректировка системы ПВО и ПРО, создание космодрома « Восточный», техническое перевооружение Армии. Это — в военной области, поэтому у нас нет данных по затратам.

В гражданской сфере масштабы неизмеримо больше. Перенос железнодорожных путей с территории Украины, строительство газопроводов Ямал – Европа, Северный поток 1 — 2, Турецкий поток, строительство нефтепроводов до Финского залива, создание новых портовых сооружений на Балтике и на Черном море, строительство Крымского моста и ТЭЦ мощностью 1 ГВТ. Стоимость этих объектов по ориентировочным оценкам может превышать 70 млрд. долларов. При этом они всего лишь компенсируют ранее действующие мощности в СССР, оставшиеся на территории бывших братских республик. Необходимость строительства данных объектов продиктована не экономической выгодой, а политическими причинами, потому при сохранении политической обстановки эксплуатация новых объектов не позволит нарастить объем экспорта, соответственно, не даст прироста ВВП страны против сложившегося уровня.

  1. Инвестиции политической направленности должны давать доход.

Получая информацию СМИ о подобных инвестициях, мы попадаем под гипноз: « Раз причины капвложений политические, то нечего ожидать окупаемости и сомневаться в их целесообразности». Отчасти это справедливо. Политикой занимается высшее руководство страны. Оно обладает наибольшим объемом информации, знает стратегические намерения наших соседей. На основании этого формируется линия взаимоотношений с ними в политике и экономике. Но проблема нашей страны состоит в том , что у нас крайне ограничен набор инструментов для достижения наших политических целей. Газ стал практически единственным во взаимоотношениях с нашим главным соседом Украиной. Хозяйствующий субъект – Газпром, стал вершителем политики России. Несколько лет назад он принудил Ю. Тимошенко подписать договор на поставку газа Украине по очень высокой цене. В 2014 году соседу дали понять, что она будет вдвое снижена, если Украина примкнет к Таможенному союзу. Прогноз не оправдался. Под агрессивным воздействием США и ЕС Украина повернулась в их сторону, перестала вообще покупать у нас газ, добилась необоснованного признания ее претензий в Стокгольмском суде. Следовало бы помнить эти уроки. Но сейчас наши «ястребы» предлагают прекратить транзит газа через Украину. Заверяют, что это ослабит ее экономику, вызовет социальные конфликты, потерю интереса к ней со стороны ЕС. Они считают, что в этом случае Украина будет более покладиста во взаимоотношениях с Россией. Полагаю, что ястребы, ошибаются. Во – первых, при сложившемся уровне нашей экономики, близких к нулевым темпам роста ВВП мы не дождемся, когда в Украине сформируется протестный потенциал, способный изменить желание ее населения к сближению с ЕС. Протестующие группы украинцев будут « откачиваться» на работу в страны ЕС. Европа заинтересована с их помощью ослабить поток мигрантов с Африки. Во — вторых, снижение уровня жизни населения будет сопровождаться ростом его агрессивности по отношению к нашей стране со всеми последствиями. В третьих, ястребы, из – за ограниченного политическими амбициями кругозора, толкают нас на конфликт регионального характера, тогда как для нашей страны более актуальны задачи неизмеримо большего масштаба. Россия должна выиграть битву на рынке газа ЕС и в ближайшие 30 лет не только сохранить свою долю, но существенно ее приумножить при одновременном росте объемов поставки . Есть основания ставить задачу о доведении объема экспорта газа из России до 250 млрд. куб. м. Умеренной ценой газа мы должны способствовать вытеснению из топливного баланса ЕС громадного количества угля , минимизировать поставки СПГ из США и Арабского Востока. Для ее решения у нас есть необходимые резервы мощностей по добыче газа и подачи его к границам России. Нам следует добиться высокого уровня независимости при его транспортировке во все « уголки» ЕС., включая те, которые связаны с СПГ. Заменой украинских трубопроводов на Северный поток и Турецкий поток, мы «меняем шило на мыло» — уходим от конфликтов с Украиной, но попадаем в существенную зависимость от Германии и Турции. Это более сильные партнеры. Прекрасно, что с ними у нас сегодня конструктивные отношения. Но в прошлом они не всегда были «белыми и пушистыми» и для объектов со сроком эксплуатации 50 лет это необходимо учитывать. Политически некорректно чрезмерно усиливать главного объединителя Европы – Германию, помогая создать на ее территории распределительный пункт на объемы газа в 220 млрд. куб. м. , равные половине годового потребления газа Европой. В трубопроводных поставках газа в ЕС в будущем целесообразно опираться на всех имеющихся партнеров, сохранив мощности для транспортировки газа через Украину в объеме не менее 60 млрд. куб. м. Это можно оформить как подарок « нашему агенту влияния» в США — господину Трампу. В этом случае суммарные мощности газопроводов составят 245 млрд. куб. м. / год. Для атлантического побережья юга Европы целесообразно поставлять СПГ с Приморска и Ямала в объеме не менее25 млрд. куб. м. Наличие некоторого избытка мощностей по транспорту в данном случае оправдано. Во – первых, оно будет способствовать развитию конкуренции между партнерами по транзиту. Во — вторых следует учитывать, что переход на подводные газопроводы порождает большие риски выхода их из строя вследствие техногенных явлений или террористических актов.

Эта программа может получить одобрение ЕС. Ее поддержку можно будет усилить мерами по либерализации экспорта газа из России. По всем факторам ситуация для этого созрела. Решениями ЕС Газпром лишен возможности «снимать пенки» за счет своего монопольного положения, Новатэк становится полноценным участником мирового рынка. Выпуск на рынок ЕС Роснефти и Лукойла с квотированными объемами не ослабит позиции России, но одновременно обесценят решения ЕС по третьему энергопакету в части загрузки газопроводов. Таким образом, политические факторы заставили нас осуществить в текущем десятилетии инвестиции, не дающие дохода и прироста ВВП, но рациональная политика в будущем может обеспечить не только полный возврат инвестиций, но и принести России громадные политические дивиденды.

Итак, существует два альтернативных подхода в конкретной сфере инвестиционной политики. Важно, чтобы обсуждение их не ограничивалось кабинетами Газпрома и Президента, а активно проводилось с ведущими специалистами в сфере экономики и политики. Для чего? Во – первых, для подготовки оптимального решения; во – вторых, для наработки практики согласования крупномасштабных политически мотивированных проектов компетентными структурами; в третьих , для того, чтобы избиратели перед президентскими выборами 2024 года могли оценить способность власти решать сложные задачи.

  1. Новые регионы — новые ошибки.

Мы рассмотрели крупномасштабные объекты, связанные с западными партнерами , инвестиции в которые в среднесрочной перспективе не приведут к приросту ВВП. На этом проблемы страны не заканчиваются. Практика показывает, что новые газовые проекты, созданные как инструмент нашей внешней политики на Востоке , пока не подтверждают свою высокую эффективность. Пресса много внимания в 2018 году уделяла проекту Ямал СПГ. При этом отсутствовал объективный анализ причин его создания. Никто не указывал, что рождение мегапроекта по производству 15 млн. тн. сжиженного природного газа ( далее СПГ) стало следствием монополии Газпрома на экспорт газа. Организатором проекта является компания Новатэк. Она в конце 90 – х. годов прошлого века первой приступила к освоению глубинных залежей газа и газового конденсата в Западной Сибири. Используя, созданную Газпромом газотранспортную инфраструктуру, Новатэк в короткие сроки вышел на годовой уровень добычи газа в 65млрд. куб. м. Неоднократно перед Правительством РФ компания ставила вопрос о предоставлении ей права на экспорт газа, с поставкой его в Западную Европу по трубопроводам, но получала отказ. Газпром считал, что появление на данном рынке новых игроков приведет к обрушению цен. Новатэк, во избежание этого, предлагал схему продажи газа через Газпром , как комиссионера, но вновь получил отказ монополии, подтвержденный Правительством. Имея запрет на экспорт трубопроводного газа , компания, нарастившая на волне прошлых успехов громадный творческий потенциал и амбиции , захотела стать влиятельным игроком на мировом рынке газа. Ее усилия поддержало государство. По инициативе руководства Новатэк в Закон об экспорте природного газа была внесена поправка, разрешающая производителям СПГ осуществлять его экспорт самостоятельно. В августе 2013 года Правительство РФ приняло Постановление об установлении таможенной экспортной пошлины на природный газ, который должен экспортироваться в виде СПГ, в размере 0 процентов. При этом на природный газ, транспортируемый за рубеж по трубопроводам, пошлина составляла 30 % от контрактной стоимости. Предприятия Ямал СПГ также освобождалось от уплаты НДПИ на природный газ, налога на имущество. Налог на прибыль для него был снижен с 18% до 13,5 %. Этот набор льгот дополнялся тем, что газовый конденсат, добываемый Новатэк совместно с природным газом на Ямале, был освобожден от уплаты НДПИ и экспортной пошлины. Трудно сказать насколько эти меры соответствуют требованиям ФЗ » О защите конкуренции» и положениям ВТО. Полагаю, что эти вопросы возникнут.

В декабре 2013 года, когда мировые цены на нефть достигли исторического максимума в 115 долл. / баррель, Новатэк принял главное инвестиционное решение о строительстве на побережье Ямала завода по переработке природного газа в СПГ мощностью в 15 млн. тн. Одновременно должны были создаваться мощности по добыче для него газа в объеме 21 млрд. куб. м. Стоимость инвестиций, без учета капитальных затрат на транспортную схему по морской доставки СПГ, оценивалась в 27 млрд. долларов. Эти затраты необычно велики для проектов подобной мощности. При определении окупаемости проекта расчеты опирались на действующие цены для рынков газа АТР и ЕС. В первом случае, в связи с выводом из эксплуатации атомных электростанций в Японии, цены находились на уровне 531 долл. / 1000куб. метров. Во втором, – 350 долл.

Проект Ямал СПГ создал конфликт интересов двух лидеров газовой отрасли. Еще с конца 90 – х годов там же, на полуострове Ямал, Газпром активно вел строительные работы по освоению Бованенковского месторождения с уникальной годовой мощностью в 115 млрд. куб. м. К 2013 году они вступили в завершающую стадию. Для транспортировки этих объемов в ЕС на первом этапе была построена сеть сухопутных магистральных газопроводов «Ямал – Европа» с подачей газа в ЕС через Республику Беларусь. На втором этапе были подготовлены проекты Северный поток 1 и 2. Северный поток 1 был успешно введен в работу в 2011 году, Северный поток 2 находится сейчас на завершающей стадии строительства. Стоимость только подводной части обоих потоков оценивается в сумму 15 млрд. долл. Освоение Бованенковского месторождения планировалось, исходя из сложившихся в начале века ожиданий , что годовой экспорт газа в Европу из России возрастет со 170 до 300 млрд. куб. м. Однако, из – за существенного снижения стоимости американского угля, вытесненного в Европу из США сланцевым газом, и наращивания мощностей ВИЭ потребление газа в ЕС в 2012 году сохранилось на уровне 2006 года. Мощности Бованенковского месторождения в объеме 115 млрд. куб. м. стали избыточными для Газпрома и для России. В целях их своевременного освоения пришлось сокращать в добычу газа в Уренгое и Ямбурге. Вложенные инвестиции не дают полной отдачи.

Создание промыслов и завода СПГ на Ямале компанией Новатэк в этих условиях популярно обосновывалось следующими доводами: — — большая часть газа с Ямал СПГ должна поступать в Китай; — с глобальным потеплением появиться возможность круглогодичной транспортировки СПГ с Ямала в Китай через Берингов пролив; — цены на рынке АТР существенно превышают цены европейского рынка.

Эти доводы не сняли конфликта интересов, при этом последующие политические события еще более их усилили. В мае 2014 года Газпром под их давлением заключил контракт на поставку газа по проекту «Сила Сибири». Он предусматривал продажу природного газа на сумму 400 млрд. долл. с новых месторождений Якутии и Иркутской области. Ориентировочные объемы годовой поставки должны будут составлять 35 млрд. куб. м. В период заключения контракта СМИ указывали, что « базовая цена газа» находиться на уровне 380 – 390 долл. за 1000куб. м. При этом ее соотносили с ценой нефти в тот период 110 долл. / баррель. Стоимость всего проекта, включая промыслы по добыче газа и Амурский ГПЗ , с учетом курса доллара в 2018 году оценивалась в 38, 46 млрд. долл. Газ должен прийти на Северо – Восток Китая, то есть в зону наиболее выигрышную для поставок газа Новатэк с Ямал СПГ при его транспортировке через Берингов пролив. По заявлениям руководства Газпрома поставки начнутся в начале декабря 2019 года.

Завод Ямал СПГ создавался на основе проекта французской фирмы Текнип с использованием основного технологического оборудования и металлоконструкций китайского производства. Поставками инжиниринга и оборудования иностранные собственники Ямал СПГ существенно снизили свои риски. Объект был введен в плановые сроки – декабрь 2017 года. Строительные работы на 2 – ой и 3 –ей линиях были проведены с опережение графика, что позволило уже к началу февраля 2019 года отгрузить 10 млн. тн. СПГ. С позиции организации строительства и пуска крупномасштабных объектов глава Новатэк — потомственный строитель Л. Михельсон, подтвердил свою высочайшую квалификацию. Но этого оказалось недостаточно для полного успеха проекта.

Его идеологи, как и специалисты Газпрома, не учли вероятность существенного снижения цен на нефть и газ. Они скептически оценивали потенциальные возможности США по развитию сланцевой добычи углеводородов. Падение началось в августе 2014 года , через восемь месяцев после принятия главного инвестиционного решения по проекту Ямал СПГ руководством Новатэк . К январю 2015 года цены на нефть Брент снизились со 115 до 50 долл. / баррель. Цены на газ, привязанные к долгосрочным контрактам, соответственно упали более чем в два раза.

Изменения в ледовой обстановке наблюдаются, но с их учетом транспортировку СПГ через Берингов пролив пока можно осуществлять только в течение 4 месяцев. В остальной период года маршрут в Китай должен пролегать вокруг Европы и через Суэцкий канал. Маршрут через Европу на 16 тыс. км. длиннее маршрута через Берингов пролив. При этом для безопасной транспортировки СПГ по Северному морскому пути в обоих вариантах необходимо использовать танкера ледового класса, дедвейт которых в два раза меньше характеристик стандартных судов.. Возникла необходимость строительства завода «Звезда» по изготовлению специальных танкеров СПГ. Положительно, что эту трудную миссию взяла на себя Роснефть. Пресса сообщает о необходимости выделения заводу громадных дотаций на каждое построенное судно. Для перегрузки СПГ с танкеров ледового класса на обычные на Кольском полуострове и на Камчатке дополнительно потребовалось строительство терминалов. По оценкам в создание схемы по транспортировке СПГ потребуются дополнительные инвестиции в размере до 10 млрд. долл.

Снижение цены газа в АТР за период с 2013 по 2018 с 531 долл. до 169,2 долл., то есть на 362,2 долл. / 1000куб. м. породили риски того, что помощь в виде освобождения от налогов, которую оказало государство проекту Ямал СПГ, может оказаться недостаточной для его стабильного функционирования. Масштабы рисков могут существенно возрасти с началом поставок в Китай газа Газпрома по газопроводу Сила Сибири.

Снижение цен на газ в АТР ставит в сложную ситуацию и Газпром. По расчетам падение цены на нефть в АТР с 115 до 50, 5 долл. / баррель может привести к пропорциональному снижению контрактной цены газа, транспортируемого по газопровода Сила Сибири. При этом возникнут трудности с погашением связанным с ним кредитов.

Необходимо также принимать во внимание вероятность того, что в связи с падением в АТР цен на СПГ его ведущие мировые производители переведут часть потоков на Европейский рынок. Это вызовет дополнительное снижение спотовых цен. При этом газ Газпрома, законтрактованный по долгосрочным договорам, будет приниматься потребителями по остаточному принципу. Потребители через суд потребуют снижения контрактных цен до уровня спотовых. Запуск газопроводов Северный поток 2 и Турецкий поток без принятия мер по замещению угля в ЕС не приведет к росту объемов продажи газа. Крайне тревожные сигналы поступают уже поступают. Руководство Новатэк 03.04.2019 г. через газету Коммерсант сообщило, что оно вынуждено из – за дальности транспортировки СПГ до Китая и дефицита танкеров продавать газ в ЕС по цене в два раза ниже рыночной. – 112 долл. / 1000куб. м. При этом корреспондент с энтузиазмом сообщает, что корпорация испортила бизнес американцам. Игнорируется «мелочь» — рынок ЕС является главным источником доходов Газпрома, с которых он исправно платит все налоги государству.

Есть вероятность того, что при сохранении сложившейся в мире политической обстановки период сохранения низких цен на газ может быть длительным. Рост объемов производства СПГ и мощностей по его доставке, объединил региональные рынки газа в единый мировой. При этом цена на газ становится менее зависимой от цены нефти. В случае подтверждения данного прогноза существенно снизится финансовая устойчивость Газпрома. Его задолженность превышает 53 млрд. долл. Для ее погашения потребуется вводить режим жесткой экономии и более высокими темпами повышать цену газа на внутреннем рынке.

Предупреждением об этих главных рисках не исчерпывается озабоченность специалистов отрасли по будущей ситуации. Руководство Новатэк заявляет о желании выйти на уровень производства СПГ 70 млн. тн . / год. При этом они успокаивают общественность, что освобождение от налогов для новых проектов должно осуществляться только в пределах льгот, принятых для Ямал СПГ. Насколько это оправдано? Пресса публикует громкие сообщения о привлечении в проект Арктик 2 инвесторов из Франции и Саудовской Аравии. Но общественность России, которая своими налогами уже помогла Новатэк, еще не получила годовой отчет о работе Ямал СПГ. Отсутствует также технико-экономический анализ доходности этого проекта при сохранении текущих низких цен на газ на рынках АТР и ЕС. Рынки сбыта не скоординированы с Газпромом. Неизвестна комплексная оценка рисков по надежности работы оборудования в условиях Ямала, изменению техногенной ситуации при интенсивной добыче газа на полуострове, влиянию глобального потепления на вечную мерзлоту и строительные конструкции.

Особая необходимость проработки этих вопросов связана с тем, что руководители — собственники проекта входят в ближайшее окружение Президента В. Путина. При этом наряду с ними владельцами Ямал СПГ более чем на 40% являются иностранные компании. Они же являются получателями значительных налоговых освобождений. Планируется эту же структуру собственности повторить на Арктик 2. Замалчивание этих особенностей порождает ненужные слухи . Складывается новая крупномасштабная форма частно-государственного партнерства и важно придать ей публичность для выработки оптимальных условий. Исходить надо из того, что самые богатые граждане России не выводят капиталы в оффшор, а вкладывают их в уникальные проекты, определяющие будущее не только газовой отрасли , но и программы освоения Арктики. Поэтому государство должно помогать им. Но подобная форма сотрудничества обязывает участников проекта обеспечить его безусловную экономическую эффективность. И поэтому оценка рисков должна быть комплексной и всесторонней. Государство не имеет право финансируемый им проект полностью передоверять бизнесу. Оно должно все его детали подвергнуть своей ревизии с привлечением независимых экспертов.

Следует отметить, что Роснефть избежала подобных проблем на территории Российской Федерации, при этом у компании возникли существенные трудности по окупаемости инвестиций в Венесуэле и Иракском Курдистане. Рынок также негативно оценил ее сделку по приобретению 100% акций ТНК – БП. На 14.06 2006 года капитализация компании фиксировалась на уровне 79,8 млрд. долл. В 2013 году в основном на заемные средства за 55млрд. долл. была приобретена компания ТНК –БП. После сделки капитализация Роснефти возросла до 96 млрд. долл., но в последствии, после падения цен на нефть и обвала курса рубля, капитализация снизилась до 35,6 млрд. долл. В настоящее время она составляет 68, 2 млрд. долл., то есть, ниже уровня 2006 года на 10, 6 млрд. долл. При этом текущие цены на нефть превысили цены 2006 года. Методика для расчета эффективности затрат в 55 млрд. долл. на приобретение БП нам неизвестна. Есть информация, что сумма, полученная российским совладельцами, ушла за границу. Вслед за ней последовали и бенефициары сделки, став налогоплательщиками Великобритании.

Завершая данный раздел, важно отметить, что три ведущие корпорации страны, каждая по своему, допустили ошибки одного характера. Их руководство приняло решение о реализации дорогостоящих суперпроектов ( Новатэк — 37 млрд. долл., Роснефть -55,2 млрд. долл.. Газпром — 38,46 млрд. долл. ) на пике мировых цен на нефть за несколько месяцев до их обвала. Это указывает на то, что наша страна — крупнейший мировой экспортер углеводородов, не имела в 2013 году компетенции по ни по стабилизации мировых цен, ни по прогнозу их динамики даже на краткосрочную перспективу. В последние годы мы несколько исправили ситуацию, но по — прежнему продолжаем в экспортных операциях углеводородов ориентироваться на ценовые индикаторы наших политических соперников. Для решения данной проблемы у нашего руководства нет понимания ее важности.

 

  1. Нельзя класть все яйца в одну корзину.

С учетом данных выводов надо признать, что в области геологической разведки мы необоснованно много уделили внимание Ямалу, тогда как более актуальной задачей для прироста запасов на ближайшие годы являлось исследование Дальнего Востока . Именно в зонах Тихого и Индийского океана спрос на газ будет расти максимальными темпами. Надо исправлять положение.

Забота о получении максимальных доходов при минимальном изъятии природных ресурсов и ограничении инвестиций обязывают нас с большим вниманием отнестись к программе экономии газа на внутреннем рынке. Пришло время, когда ее реализация в наибольшей степени нужна производителям газа. По оценкам ученых потенциал экономии составляет 200 млрд. куб. м. / год (потребление 450 млрд. куб. м.). При этом для экономии 1000 куб.м. газа требуется затрат в три раза меньше, чем для организации его добычи и доставки. Снижение удельных расходов газа на выпуск продукции, позволит сформировать оптимальный график сближения цен на газ с показателями ЕС. Важно отметить, что успех в задействовании потенциала экономии в наибольшей степени зависит от предприятий ТЭКа и ЖКХ.

Существенного прироста доходности от добычи газа страна могла бы получить за счет увеличения объемов его переработки в химическую продукцию и минеральные удобрения с расположением заводов в портах или на границах с сопредельными государствами. Однако намеченные программы не отвечают нашим возможностям и при этом сроки их осуществления переносятся.

  1. Газовая отрасль и электроэнергетика – два сапога, пара.

Ранее указывалось, что в газовой отрасли сформировался громадный профицит мощностей по добыче и транспортировке газа. Необходимо признать, что причинами этого являются завышенные ожидания по объемам поставок газа в ЕС и избыточный объем заказа газа российской электроэнергетикой под вновь вводимые станции по договорам на поставку мощности ( ДПМ). Аналогичное наблюдается по заказам угля. В строительство электростанций было вложено 1122млрд. руб. При этом к настоящему моменту выяснилось, что значительная часть этих инвестиций не дают отдачи и ложатся бременем на промышленность. Так газета « Коммерсант» от 2 апреля 2018 года представила следующую информацию. Коэффициент использования установленной мощности ( КИУМ) для новых объектов угольной генерации составил по итогам 2018 года в Европейской части России 27%, в Сибири 48%, для объектов газовой генерации соответственно 43% и 9%. При этом общий показатель загрузки ТЭС в России снизился до 46 %. Объем платежей промышленных предприятий за мощность непрерывно увеличивается с существенным опережением роста потребления. В 2018 году он вырос на 8, 6 % , до 269, 34 млрд. руб. Эксперты считают, что избыточные мощности снизили стимулы по качественному обслуживанию станций, так как их простой полностью оплачиваются потребителями. Имеются оценки, согласно которым из общей мощности 227 ГВТ без потери надежности энергоснабжения можно было бы вывести мощности в размере 53 ГВТ. С учетом данного анализа целесообразно осуществить ревизию инвестиционной политики ТЭК с предоставлением « права голоса» в ее формировании ассоциациям промышленных потребителей.

  1. Нужно ли Москве копировать Нью — Йорк.

В предыдущей части доклада показаны проблемы с низкой доходностью промышленных инвестиций. Но инвестиционная политика рынка, подогреваемая среднесрочными запросами, за прошедшие 30 лет привела к большим потерям и в непроизводственной сфере. Мы возвели чиновника, торгового менеджера компаний, банковского служащего в особый класс, значительно нарастили его численность и создали комфортные условия.

Для этих целей Россия в дополнение к зданиям министерств СССР выстроила свой Уолл- стрит в виде нескольких десятков небоскребов в Москва – Сити, громадного количества бизнес центров по всей столице . Газпром, в силу своего статуса, выстроил небоскребы и в Москве и в Питере. Заполнение этих зданий потребовало существенного наращивания высокооплачиваемой армии чиновников и обслуживающего персонала. При этом следует отметить, что все эти процессы сопровождались разорением и передачей также под офисы производственных площадей промышленных предприятий, которые ранее были гордостью не только Москвы, но и всей страны: Трехгорка, Красная Роза, Фабрика им. Свердлова. Этот процесс активно развивался в период до 2014 года. С падением цен на нефть выяснилось, что значительная часть зданий Москва – Сити останется незаполненной. Как всегда, на помощь бизнесу пришло государство. Оно приняло решение переселить свои ведомства в пустующие башни Москва – Сити.

В последние годы стало ясно, что численность чиновников корпораций и ведомств сильно завышена и в ближайшие годы ее необходимо существенно сокращать. Мы понесли убытки при ликвидации предприятий, создании офисов для армии сотрудников. Придется дополнительно потратится на обеспечение их рабочими местами производственного характера. То же можно сказать о строительстве явно избыточного количества торгово – развлекательных центров и их персонале. Облик столицы, должен отражать уровень благополучия всей страны, судьба Петербурга в 1917 году нас ничему не научила.

  1. Строительство жилья: в технологии — прогресс, в организации — проблемы.

Свой доклад хотел бы завершить анализом ситуации со строительством жилья. В 2018 году планом РФ составленном на основании майских 2012 года Указов предусматривался ввод 86 млн. кв. м. жилья. При условной стоимости одного кв. метра жилья в 1тыс долл. инвестиции должны были составить 86 млрд. долл. в год. Столь громадная величина требовала повышенного внимания к этой программе. По факту ввод жилья в 2018 году составил 75 млн. кв. м. При этом по данным на 01.01. 2019 число обманутых дольщиков выросло до 30 тыс. ед. По данным « Инком – Недвижимость» доля низколиквидных квартир на рынке новостроек столичного региона выросла за два года с 8 до 20 процентов от общего объема предложения. Аналитики компании « Метриум» подчеркивают, что в некоторых жилых комплексах доля невостребованных квартир достигает 60 %. Эти проблемы создают труднопреодолимое препятствие по выполнению майского 2018 года Указа Президента – выйти на уровень ввода жилья 120 млн. кв. м. в год.

При этом характер размещения новых объектов исключает возможность быстрой трансформации улучшения жилищных условий в рост производительности труда новоселов и в возрастание на этой основе ВВП страны. Наоборот, он порождает потребность в дополнительных затратах. Значительная часть жилого фонда России создается в Москве и Московской области. К «старой» Москве пришлось прирезать территорию нескольких районов Московской области. В создаваемый громадный мегаполис «съезжается» наиболее дееспособная часть населения всей страны. Опустошаются российские города, затрачиваются громадные средства на создание новой коммунальной и социальной инфраструктуры. При этом приезжие ориентируются на работу в офисно – торговой сфере Москвы, которая имеет тенденцию к сокращению. В ближайшие годы потребуются значительные средства для создания рядом с новостройками промышленных предприятий. Сложная ситуация возникла в коттеджном сегменте. Затрачены громадные средства на строительство домов с площадью 300- 1200 кв м., содержание которых обременяет многих владельцев. На рекламных щитах по Рублево – Успенскому шоссе в 2016 году одна из контор в подтверждение своей значимости указывала, что в ее в портфеле имеется более 700 готовых для проживания коттеджей. Цели она не достигла , несмотря на то, что цены существенно уронила.

  1. Заключение.

В совокупности все указанные факты говорят за то, что в инвестиционную сферу ТЭКа, Москвы и Московской области поступает избыточное количество средств. При этом они расходуются крайне нерационально. Поэтому, несмотря на то, что инвестиции в основной капитал в стране превышают 20 % ВВП и составляют 320 млрд. долл. они не двигают вперед, а существенно обременяют нашу экономику. Они ее разоряют. Перспективы роста доходности указанных отраслей за счет экспорта сомнительны, продолжение принятой политики может довести страну до банкротства. При этом ни государственные ведомства, ни банки не видят в этом проблемы. Они считают, что «невидимая рука рынка» сама обеспечит эффективность инвестиций. Им лишь надо систематизировать статистические данные и рапортовать об успехах. Руководителям корпораций можно продолжать практику получения разрешений на новые проекты стоимостью в десятки млрд. долл. в процессе получасовой беседы с Президентом страны. При сохранении подобной «политики» увеличение доли инвестиций в основные фонды до 25% преждевременно, оно нанесет стране еще больший ущерб.

Необходимо осуществить перенаправление инвестиционных средств в обрабатывающие отрасли, в проекты с короткими сроками окупаемости, подкрепив эти действия переориентацией таможенной, экспортной и кадровой политики. Надо поднимать ответственность каждого ведомства и собственника за повышение эффективности инвестиций в своей отрасли и учиться от проекта к проекту. Очевидно, что более подробный и глубокий анализ, чем данная статья необходимо ежегодно делать на государственном уровне с оценкой роли всех инициаторов затрат.



4.Кому на Руси жить хорошо?

В трех предыдущих статьях  мной было показано, что падение темпов роста ВВП  России, снижение уровня жизни населения определяют три главных  фактора:  недостатки в управлении финансовой системой, непродуктивный характер инвестиций, отсутствие роста производительности труда.  Мы подробно рассмотрели первые два фактора, сегодня рассмотрим третий. Хочу  напомнить, что рост ВВП страны происходит за счет  роста численности работающих и увеличения производительности их труда.  Безработица в России  находится на низком уровне – 4,5%, страна  вошла в фазу демографического спада , связанного  с трагическими 90 – ми. Поэтому практически единственным инструментом  выхода на темпы роста  ВВП, обозначенные в  Майском 2018 года Указе Президента РФ, является рост производительности труда. Опыт ведущих экономик мира  говорит, что производительность труда и уровень  заработной платы тесно взаимосвязаны и обеспечивают высокие темпы развития при соблюдении формулы: «Рост ПТ –  увеличение зарплаты —  рост ПТ».  Большую часть статьи будет посвящена  именно ей. Начнем с анализа динамики зарплаты за последние 20 лет. Благосостояние граждан  к 2008 году  существенно возросло по сравнению с кризисными 90 — ми годами. По данным Росстата  в  период   2000 по 2007 годы ежегодные темпы роста  реальной заработной платы    в рублевом эквиваленте составляли 9–15%. При этом необходимо отметить, что методология расчета реальной заработной платы на основе номинальной  опирается  на индекс потребительских цен на товары и услуги,  более связанные  с низкооплачиваемыми категориями населения. Для получения объективной оценки доходов  по средней и высокооплачиваемой группам правильнее отслеживать динамику изменения   номинальной заработной платы за месяц  в долларах США. В России за период с 2000 по 2008  годы  она  возросла  с 79 долл. до 588 долл., то есть, более чем в семь раз.

В какой степени рост заработной платы был связан с ростом производительности труда?

Надо прямо сказать , что это была   компенсация за голодные 90 – годы. Это не были  деньги заработанные напряженным, творческим трудом нации . Разоренная в 90 – ые годы, морально устаревшая  промышленность России, с потерявшими трудовые навыки  кадрами,    без новых инвестиций,  без квалифицированного руководства со стороны Правительства    не могла обеспечить в начале века рост производительности труда  соразмерный  росту заработной платы. Так, если за период с 2005 по 2013 год,  заработная плата в долларовом исчислении  возросла в 3,1 раза, то производительность труда по данным Аналитического центра при Правительстве РФ повысилась лишь на 23, 6%.  Характерно, что   после кризиса 2008 года, когда  объемы производства в большинстве отраслей промышленности резко снизились, соответственно, упала производительность труда,   заработная  плата в долларовом исчислении продолжала расти. За пять лет в период с 2008 по 2013 годы она увеличилась  с 588 долл. до 915 долл., то есть на 56%.

За счет каких источников росла зарплата в эти годы?

Они  были  те же  , что и в период 2001 —   2008 годов: дешевые внешние заимствования и положительное сальдо торгового баланса. При этом зарплата более высокими темпами росла  в тех отраслях,  которые имели доступ к данным  источникам. Из  отчетов  Аналитического центра  мы получаем информацию о том, что производительность труда в нашей стране в 6 раз ниже показателей ЕС .Подобное положение не могло продолжаться долго. Кризис 2008  года привел к снижению  годовых темпов  роста реальной заработной платы  по стране до 2 — 4 %.  Начиная с 2014 года,   она  стала падать, снизившись  к 2017 году по сравнению с 2013 годом на 12,1 %. В сложную   ситуацию попали все работники бюджетной сферы. Произошло существенное расслоение населения по уровню доходов.  Значительная часть граждан осталась за чертой бедности. Для обеспечения  социальной стабильности в стране необходимо отслеживать динамику изменения доходов всех групп населения. Средний класс « не умрет с голоду» от наблюдаемого  падения заработной платы, но, лишенный сложившихся комфортных условий жизни, он  станет инициатором  социальных  конфликтов.  Для него главными элементами комфорта являются: параметры квартиры, тип и срок эксплуатации автомобиля, регулярность  заграничных поездок  на отдых, обучение детей в престижных учебных заведениях. Девальвация рубля в 2014 году вернула   зарплату, исчисленную в долларах, к уровню  2008  года —  551 долл.  К  2018 году  она лишь  частично  восстановилась,  достигнув величины в  690 долл. При этом кризис 2014 года привел  не только к падению номинальной  зарплаты в долл., но и более чем 2 – х кратному  обесценению рублевых накоплений.   Два этих фактора существенно повлияли на уровень жизни среднего класса. Это достаточно заметно  по  количеству продаваемых автомобилей. По данным ГАИ  в 2011 году  было реализовано более 2.9 млн. ед. , в 2016 рынок достиг дна  – 1, 4 млн. ед., к  2018 году  продажи поднялись лишь до  до 1, 8 млн. ед. Эти цифры указывают,  что в новой экономической ситуации 1,1 млн. семей  ежегодно лишились возможности    приобретения  автомобиля . Но автомобиль лишь один, наиболее наглядный  символ благосостояния общества.  Подобная картина наблюдается с другими товарами длительного пользования. Проанализировав динамику изменения средней зарплаты по стране, продолжим  разговор  о том, как различается зарплата в России в отраслевом разрезе. По данным Росстата  ее средняя величина  в 2017 году составила 39167 рублей/ месяц.  При этом понятно, что она как средняя температура по году не отражает летнюю жару и январские морозы.  Средние зарплаты по отраслям, к сожалению,  находятся еще  в большем диапазоне. Абсолютным лидером по России является Газпром. В отчете за 2017 год компания зафиксировала среднюю зарплату за месяц в размере 120, 1 тыс. рублей.  В целом отрасль по  добыче нефти и газа имеет показатель 104 тыс.  рублей.     Аутсайдером является – отрасль  по производству одежды и обуви – 20,2 тыс. рублей.  Как видите, разница более чем в 6  раз. Для более полного выявления картины рассмотрим больший круг отраслей.

Табл.1 Уровень среднемесячной номинальной начисленной зарплаты организаций по видам экономической деятельности в РФ за 2017 год ( тыс. руб.)

1. Производство одежды и обуви 20, 3
2. Производство мебели 22, 2
3. Производство текстиля 22, 4
4. Растениеводство и животноводство 23, 5
5. Добыча нефти и газа 104,1
6. Производство кокса и нефтепродуктов 95, 96
7. Производство табачных изделий 94, 8
8. Финансовая и страховая деятельность 84, 9

 

Какие выводы можно сделать на основе этих данных ?

1.   В отраслях( 1-4) , производящих товары народного потребления  и  оказывающих услуги и, при этом, работающих в  условиях реальной    рыночной конкуренции   уровень зарплаты минимален.

2. Лидерами по зарплате являются отрасли ( 5 – 8), добывающие и перерабатывающие нефть и газ, банковская сфера. К ним,  несмотря на свою негативное влияние на наше здоровье,   вплотную приблизилась  табачная отрасль. В указанных отраслях очень высок уровень монополизации. При этом  государство является  главным собственником отраслей поз. 5,6,8.

Зачем  считать  деньги в чужих карманах. Экономика у нас уже  28 лет рыночная, что люди заработали , то и получили.

Я не  считаю, что экономика у нас рыночная. Рыночный характер  экономики  прежде всего подтверждается  наличием высокоразвитой конкуренции. Ее создание – главная функция  государства в сфере экономики. В  России в абсолютном большинстве отраслей ТЭК и банковской сфере конкуренция отсутствует. Если   нет монополизма  на федеральном, то он прекрасно прижился на региональном уровне. У ФАС России нет политического веса и  идеологии по его устранению. Почему? Правительство не ставит подобной задачи. Наоборот оно последовательно в каждой отрасли  наращивает вес главных монополий. Примером тому является предоставление  ведущим нефтегазовым монополиям права на приобретение  наиболее доходных активов  в электроэнергетике. Приобретение Роснефть компании Башнефть указывает на то, что эта тенденция сохраняется.   Если  рыночная  конкуренция  станет реальностью Правительство лишится возможности  «ручного  управления». Более сложных и, соответственно, более актуальных для  современного  общества   приемов Правительство за 30 лет не освоило. Президент ведет  аналогичную  политику. Он  понимает, что  реальная конкуренция в экономике,  неизбежно перерастет  в конкуренцию в политической сфере.

Какую роль в нашем разговоре о зарплате  играет конкуренция в экономической сфере?

Постараюсь ответить.  Конкуренция  заставляет предприятия снижать издержки,  для сохранения и увеличения своей доли на рынке они снижают  рыночные цены. Смежные отрасли, в нашем случае отрасли с низкой зарплатой, получая ресурсы по более низким ценам, смогут осуществить техническое перевооружение, увеличить выпуск продукции и поднять зарплату персоналу. У нас наблюдается обратное. Резервные  мощности по добыче газа растут, но при этом растут цены на него. Аналогичная ситуация наблюдается в электроэнергетике. Еще более парадоксальная ситуация на рынке нефти. При падении мировых цен на нефть внутренние цены на бензин  растут в связи необходимостью компенсации  потери доходов от экспорта. При повышении цен мирового рынка  на нефть  и резком возрастании доходов нефтяных компаний от экспорта цены на нефтепродукты на внутреннем рынке растут для того, чтобы  отрасль получила внутри страны  доходы равные с возросшими  доходами от поставок   на экспорт.  В обоих случаях имеется логика. Но она насквозь имеет  ложный,   грабительский характер, по отношению к экономике России. К сожалению,  на нее стала ориентироваться  государственная  политика. Весна 2019 года показала кто в стране главный.  Правительство страны   « по «просьбе»  7 – ми нефтяных компаний  выделило  им субсидии в размере более 500 млрд. руб. в обмен на обязательство не повышать цены на бензин на внутреннем рынке в условиях роста доходов от экспорта. Чем эти действия отличаются от сговора группы монополистов. Только тем, что они  носят публичный характер, и осуществляются при поддержке Правительства. Далее возникает вопрос,  нужен  ли  стране  подобный спектакль с  конкуренцией, какие преимущества экономике страны он дает в сравнении с системой государственного регулирования цен.

Хотел бы все же  скорректировать Ваши утверждения относительно отсутствия конкуренции в газовой отрасли. Газпром  производит 499  млрд. куб. м. газа, то есть  67 % от всех добываемых в России, но из них более 230 млрд. куб. м. отправляет на экспорт. Его доля в поставках газа потребителям России находится на уровне менее  50%. О какой монополии Вы говорите.

Цифры объективны. Но они  не говорят об  отсутствии монополизмав газовой отрасли,   он носит  более  сложный  характер. Роснефть монополизировала поставки Интер РАО и в Свердловскую область. Новатэк —  в Челябинскую область, Газпром доминирует во всех других регионах. Цены, установленные государством для Газпрома, являются ориентиром для всех сегментов рынка. При этом Газпром единолично владеет ЕСГ, является собственником большей части ГРО и региональных компаний по реализации газа. Хотел бы перейти ко второй важнейшей функции государства — поддержке  отраслей для гармоничного развития экономики. О характере государственной  поддержки  нефтегазовой отрасли и энергетики  мы частично  узнали в предыдущей статье,  связанной с инвестициями. Посмотрим на другие отрасли. До Газпром я работал 35 лет, начиная с  с 1963 года, в  нефтехимии,  производил из нефти химические волокна. Комбинат, которым я руководил в молодости,  было  самым крупным   поставщиком волокон  для  текстильных фабрик. В СССР и особенно  в России   предприятия  легкой  промышленности были в большом почете, они определяли социальное благополучие населения сотен больших и малых городов. В последние 30  лет я с болью смотрел на их «массовое захоронение».  Отрасль  первой выпустили на рынок, сказали  «конкурируйте  и развивайтесь».  При этом государство  организовало мощный поток контрабанды сначала из Турции,  Польши, а затем из Китая. Задействовано было  все , что можно: миллионы «челноков», сотни грузовых самолетов, включая военные, десятки армейских аэродромов.В мировой практике  текстильные ткани на 80 % изготавливаются из полиэфирных волокон и хлопка. В  конце 80–х годов в СССР  для Башкирии  был закуплен химический  комплекс по производству 230 тыс. тн  мономера — ТФК. Из них 115 тыс. тн. должно было идти на производство полимера   с переработкой   его в  полиэфирное волокно. 115 тыс. тн. ТФК резервировалось для производства  полимера бутылочного  ассортимента.   Башкортостан, получив власти от Ельцина  « сколько сможете взять » , распорядился установками  по — своему.  Дополнительное оборудование  по производству полимера для бутылок закупать не стал,  приобретенные Минхимпромом СССР 2 установки  по производству полимера для   полиэфирных волокон задействовал для выпуска бутылочного полимера. В результате две   комплектные установки фирмы Дюпон ( США)  стоимостью 250 млн. долл.,   закупленные в  1988 году,  способные   производить  110 тыс. тн.  волокон,   30 лет  из – за отсутствия полимера  ржавеют  на складах в Башкирии и в Курске. Жизнь находит  свои  решения и отрасли – аутсайдеры вынуждены мириться с их  уродливым характером.  Сегодня  компания  Газпромнефть направляет из Омска по заниженным ценам параксилол — сырье  для производства ТФК,  полимера и  полиэфирных волокон, в Китай и Южную Корею. После его  переработки «благодарные»  партнеры    поставляют   текстильщикам Европейской части России 110 тыс. тн. полиэфирных  волокон по мировым ценам с надбавкой на транспорт.   Подобная  «кругосветка» приводит к тому, что произведенные   из  импортного волокна отечественные  ткани не могут составить конкуренцию китайским,  даже при зарплате персонала российских фабрик в 21 тыс. рублей. Большая часть  импортных волокон  идет на производство формы для  наших силовых структур. По закону ее нельзя изготавливать из импортных тканей (  снизим обороноспособность) , но  производить  ткани для одежды  военных из импортного волокна и  переплачивать из бюджета армии дозволено. Предложения по  прекращению экспорта параксилола ,  инициативы  по организации  производства на его основе ТФК и   химических волокон в течении последних 20 лет непрерывно выдвигались  несколькими  регионами  России. Но у отрасли нет, и в  обстановке  полного разорения  не может появиться  столь авторитетных лоббистов, как руководители нефтегазовых компаний. Поэтому  Правительство, несмотря на многочисленные доклады об успешном выполнении программ импортозамещения,  не может  остановить экспорт параксилола,  организовать межотраслевое сотрудничество. Оно не может  помочь найти 200 млн. долларов для переработки параксилола в волокно. Как это выглядит в сравнении с затратами трех нефтегазовых компаний в размерах  сотен млрд. долл. на проекты  с сомнительной доходностью? Хотел бы обратить внимание, что этот случай для нефтегазовой отрасли  далеко не единичный. 30 лет назад для Газпрома в Новый Уренгой    было поставлено комплектное импортное  оборудование  по производству 200 тыс. тн. полиэтилена.   Ввод  установки  мог бы дать высокооплачиваемые  рабочие места  нескольким сотням  малых предприятий по производству пленки и  пластмассовых изделий. Но Газпром откладывает вот уже 30 лет пуск установки, а государство этого не замечает.

Вы назвали два примера,  указывающих на то,  что государство  не оказало поддержку отраслям, имеющим низкую зарплату. Но нефтегазовый комплекс самостоятельно  обеспечивает ее высокий уровень.

Попробуем разобраться, как  нефтегазовые компании обеспечивают себе самую высокую зарплату в стране. Ответ достаточно прост.   Нефтегазовая  отрасль   полностью находится под контролем государства. Формально оно регулирует все параметры , определяющие размер заработной платы ее работников: стоимость лицензий на разработку месторождений, размер НДПИ, величину акцизов, таможенных пошлин на экспорт нефти, нефтепродуктов, газа. Для газовой отрасли ФАС России напрямую определяет   оптовые и розничные цены на газ, тарифы на транспортировку, комиссионные на продажу газа.  Контроль за оптовыми  и розничными  ценами  на нефтепродукты  осуществляется непрерывно по мониторингу  рыночных цен   в ручном режиме  путем  санкций в адрес нефтяных компаний. Все схвачено, как говорят « мышь не проскочит». Связано это с тем, что в стоимости продукции нефтегазовой отрасли присутствует природная рента и поэтому выручка компаний многократно превышает реальную стоимость их трудовых усилий. Природные ресурсы – достояние всего народа. Во многих странах, богатых ими, государство дает  каждому гражданину с момента его рождения  напрямую пожизненное пособие. В нашей стране об этом речь не идет. Государство  старается  изъять  у добывающих компаний природную ренту всего лишь в  размерах достаточных для формирования  госбюджета, рассчитанного на мизерные зарплаты работников бюджетной сферы. Компании сопротивляются.  Идет непрерывный торг. Сложившийся высокий размер заработной платы в нефтегазовых компаниях  есть результат этого торга,   показатель соотношения сил отрасль – государство.   Государство, полностью владея расчетами затрат по нефтегазовой отрасли, установлением заниженных налогов  дало «добро» на получение ее работникам 120 тыс. руб./ месяц.  Тем самым оно признало, что ткач, швея, изготовитель обуви, мебели  имеют права на зарплату  всего лишь на уровне прожиточного минимума.   

Но в отрасли считают , что  государство право  и  особо высокие требования к квалификации работников   отраслей первой пятерки  оправдывают его политику.

 Сделаю небольшое отступление. Поразительные факты я услышал на телевизионной встрече Президента В.В. Путина. Сотрудник МЧС из боевого расчета пожарной части имеет зарплату 10 тыс. рублей. В.В. Путин тут же его успокоил, заявив, что с осени она   будет повышена, более чем вдвое. Соответствует ли это характеру работы сопряженной с риском для жизни. Вернемся к теме квалификации. Приведу в качестве примера зарплату по  другим   отраслям близким по квалификационным требованиям и  характеру работы  к нашим лидерам.  Добыча угля – 53 тыс. рублей, добыча металлических руд – 61 тыс. руб. металлургия – 49 тыс. руб., химическое производство – 45,9 тыс. руб. Как видим она  более чем в два раза ниже зарплаты  работников занятых  добычей и переработкой   нефти,  газа. При этом в высокотехнологичных отраслях экономики, которые определяют способность страны к соперничеству с мировыми лидерами в технической области зарплаты еще  ниже. Машиностроение – 35, 9 тыс. руб, производство компьютеров – 46, 9 тыс. руб.. Вся страна серьезно озабочена большим количеством аварий в Роскосмосе.   Соперниками на Западе они представляются, как лицо  нашей власти. При этом мы не хотим  вспоминать, что самая высокая зарплата  в СССР была в отраслях,  так называемой, «девятки» — 9 оборонных министерств. Концентрация в них  наиболее квалифицированных кадров позволила  опередить нам все страны мира  по  важнейшим научным направлениям,  создать ракетно – ядерный щит, спасший нас от агрессии в трагические 90 – ые годы. По итогам 2016 года Роскосмос со своей зарплатой в 49, 9 тыс. был 14 – ым среди отраслей России.

 Но Вы не принимаете во внимание, что  нефтегазовая  отрасль  является  главной кормилицей  России, она обеспечивает основной поток валюты, более половины поступлений в бюджет страны.

Но позвольте, разве не она кормила СССР. В 80 годы прошлого века отрасль добывала не меньше углеводородов, именно объекты, созданные в тот период и сегодня нас  кормят. При этом зарплата в  отрасли превышала среднюю по стране на 20 – 30 %. И далее: в последние годы мы с большим удовлетворением наблюдаем за ростом производства и экспорта зерна. По объемам валютной выручки с / х отрасль превзошла оборонщиков. Но зарплата в сельском хозяйстве , как ранее отмечалось,  находится на уровне 23 тыс. руб.

Вы не учитываете, что  Россия  интегрировалась в мировую экономику и нам стали свойственны  ее параметры.

Давайте проверим это на примере Германии. В первую очередь эта страна отличается от нас тем, что в ней отслеживаются  нормы минимальной заработной платы по отраслям экономики и система  не позволяет проводить дискриминацию  работников  отдельных отраслей.   Поэтому уровень фактической зарплаты по отраслям имеет очень незначительные  различия.

Табл.2 Среднемесячная зарплата в ФРГ в 2017 году по отраслям в евро.

1. нефте и газодобывающая 6733
2. нефтеперерабатывающая 5728
3. фармацевтика 5639
4. авиатранспорт 5631
5. автомобилестроение 5618
6. банковские и страховые услуги 5616
7. телекоммуникации 5550
8. машиностроение 5508
9. медицина 5441

 

Показательно, что наиболее высокая зарплата также  у  работников нефтегазодобывающей отрасли  Германии, на втором месте по аналогии с Россией – нефтепереработка.  Но при этом зарплата в   медицине ниже зарплаты  лидеров всего лишь на 19,2 %  и 5%.

С чем, по Вашему,  связан столь низкий уровень различий по зарплате отраслей.

При изучении  этого  вопроса  в конце 80 – х годов мне указали, что  особую роль в обеспечении паритета зарплаты конкретной отрасли с другими  играют Производственные советы на предприятиях и отраслевые профсоюзы. Производственные советы корпораций состоят на 50 % из представителей трудового коллектива, на 50 % из лиц выдвинутых администрацией. Они принимают участие в решении всех важнейших вопросов деятельности корпорации. Действия  профсоюзов по защите интересов отрасли   автономны  от позиции руководства  ассоциации профсоюзов Германии. При отставании зарплаты в отрасли профсоюз выставляет требование Правительству по оказанию поддержки отрасли, акционерам —  по минимизации дивидендов и направлении больших сумм на техническое перевооружение отрасли. Хотел бы напомнить, что Западную Германию того периода считали витриной капитализма. Подчеркиваю — капитализма. К сожалению,  в нашей стране не существует такого понятия как Производственный совет, отраслевые  профсоюзы  чрезвычайно ослаблены и потому не способны выполнять подобные функции. У нас нет понимания, что в  наиболее успешных странах рыночной экономики Правительства  формируют и поддерживают  паритет сил « Труд – капитал». Это является одной из основных причин успехов их экономики и , соответственно,  того, что   уровень зарплаты в основных  отраслях ФРГ в 10, 5 раз выше, чем в России.

Вы говорите о слабости профсоюзов в отраслях, имеющих низкую зарплату.  Но в России имеются политические партии, которые провозглашают себя защитниками малого и среднего бизнеса. Почему они  не могут  отстоять интересы своего электората.

Мне трудно назвать весь  комплекс  причин.  Эти партии возглавляют крупные бизнесмены, они лишатся своего бизнеса, если вступят в конфликт с Правительством, которое  создало и поддерживает  межотраслевое социальное  неравенство .   Я  достаточно много лет наблюдаю за действиями одного из их лидеров Б. Титова.  Он много лет отстаивал интересы малого и среднего бизнеса. В последние годы перенаправил свои усилия на  защиту  интересов предпринимателей этой сферы,  осужденных за коммерческие правонарушения.   Подобная  деятельность имеет узко  локализованный характер.  Многие отрасли в России   имеют крайне низкую  доходность  и в них  отсутствуют  условия для  стабильного ведения бизнеса. Это является одной из причин того, что их  предприниматели «скатываются» на нарушения налогового кодекса. Б. Титов борется со следствием, тогда как причины имеют другой характер.

Выявив столь громадную разницу  в  средней зарплате по отраслям российской экономики, было бы интересно узнать,  как она накапливалась по  годам и какие надежды  выравнивания зарплат имеется в последние годы.

Эти исследования были проведены мною в 2016 – 2017 годах на основе официальных данных  Газпрома.  Цифры   показывают, что за 5   лет( совпадение со сроком управления страной  В. Путиным  возможно  случайное) фонд заработной платы в отрасли возрос на 82%. ,  добыча и транспортировка газа снизилась на 3,3 %. Думаю, что в этих двух цифрах и « зарыта собака». Монополия сама себе увеличивает  зарплату независимо от результатов своей  работы и от уровня  средней зарплаты по стране. При этом ФАС России —  антимонопольный орган, призванный защищать интересы ее потребителей, поощряет  действия монополии. К сожалению, подобное характерно и для других корпораций. Роснефть по итогам 2017 года также сообщила, что при росте объемов добычи нефти ( в основном за счет приобретения Башнефти) на 6,2%  фонд зарплаты в компании вырос на 27,5 %. В итоге рынок есть,  но  нет ни  конкуренции ни государственного регулирования. Вывод один – в условиях «коммунизма» , созданного в отдельно взятой отрасли , в  ближайшие годы разрыв в зарплате с обрабатывающими отраслями будет увеличиваться, рост производительности труда  в стране тормозиться.

Пресса , рассматривая проблемы социального неравенства в России, приводит достаточно много сообщений о высоких доходах топ менеджеров ведущих компаний. Как Вы оцениваете разницу  в уровнях  зарплаты по  должностным ступеням   ведущих компаний.

У  меня   возможности  по анализу ситуации ограничены. Известно, только что зарплаты молодых специалистов  в столичных конторах Газпрома, выполняющих рутинную работу,  существенно превышают зарплаты производственников  во многих его территориальных подразделениях. Порочной практикой для многих государственных компаний является получение руководителями громадных вознаграждений за формальное участие в Советах директоров дочерних предприятий, фиктивное выполнение функций руководителей смежных предприятий. При этом многие из них умудряются выращивать «на костях» государственных структур свой частный бизнес. Государство заставляет чиновника со скромным заработком декларировать все свои доходы, тогда как менеджеры высшего и среднего  звеньев  государственных концернов  , имея  существенно большие доходы, освобождены от этой процедуры. Всем также хорошо известен « липовый характер» премиальных положений. По совокупности этих факторов квалифицированного специалиста из бизнеса «на аркане не затянешь» в госструктуры. Государство создало обстановку, при которой компании мирового масштаба формально в ведомствах курируют молодые специалисты, не имеющие профильного образования.

Несколько наблюдений по топ менеджерам. В 1991 году Россия встала на капиталистический путь развития. Многие  наивно восприняли переход с надеждой. Им  казалось, что страна автоматически воспроизведет систему  социальных взаимоотношений, аналогичных ФРГ. За 28 лет  руководство страны, решив ряд  сложных проблем, « уперлось» в стенку неспособности роста. Это явление ожидаемое и из него безусловно есть разумный  выход. Проблема состоит в том, что работоспособная в мировой практике модель в  нашей стране   была  напрочь скомпрометирована. Реформаторы повесили нашим соотечественникам «лапшу на уши». Коррупцию, воровство, стяжательство, распущенность  выдали за либерализм,  представили как обязательные сопутствующие факторы  новой для страны  формации. О многих проблемах говорилось в  3 – х предыдущих статьях. В данной нужно указать, что чрезвычайно высокая зарплата российских  топ менеджеров сыграла роль кружки дегтя в  кастрюле с » капиталистическим»  медом.  Пресса ( сайтhttp//ktovkurse.com)   сообщила, что 36 топ менеджеров трех государственных организаций по итогам 2018 года получили вознаграждение в сумме 11, 893 млрд. руб. Она указывает, что данная величина превышает бюджеты некоторых субъектов РФ. Лидером является Сбербанк, его 9 менеджеров получили 5,488 млрд. руб. в среднем по 609, 8 млн. рублей на специалиста ( 9.36 млн. долл.). 11 специалистов Роснефти заработали за год 3, 854 млрд. руб., то есть по 350 млн. руб. / специалиста ( 5.39 млн. долл.).  16 специалистов Газпрома получили вознаграждение в размере 2, 551 млрд. руб. то есть по 159,4 млн. руб. на специалиста ( 2.45 млн. долл.). Исходя из предыдущих данных прессы можно, предположить, что вознаграждение Президентов  указанных  компаний более чем  в два раза превышает величину вознаграждения их топ менеджеров.

То, что Вы говорите является нормальной практикой для концернов США и ЕС .

Мне  хорошо известны  подходы, принятые в Германии   при установлении зарплаты руководителей.   Размеры зарплат  в большей степени связаны со   стабильностью  роста технико – экономических показателей корпорации. При этом ведется сравнение данных  с достижениями конкурирующих компаний, средними показателями по конкретному сегменту рынка. В обоих случаях учитывается  мнение акционеров, производственных советов и  профсоюзов, социально – политическая ситуация в стране.   Зарплата топ менеджеров ведущих корпораций в России формируется без  учета всей этой «дребедени».

И все же как сравним уровень зарплаты российских и немецких топ менеджеров.

У меня мало информации, поэтому приведу лишь отдельные примеры. Пресса сообщает, что за 2017 год   вознаграждение Президента крупнейшего швейцарского банкаUBS составило 14, 14 млн. долл. Президент Сбербанка Греф  по нашим оценкам существенно его превзошел. По уровню капитализации банки равны —   69 млрд. долл. При этом USB имеет численность персонала  61253 чел. , Сбербанк  — 304 тыс. человек. USB, предоставляя кредиты под 2-5 % , удовлетворяется прибылью в 1, 2 млрд. долл.  Сбербанк кредитует  под 10 – 15% . За счет   столь «доброжелательного» отношения  к отечественному производителю Сбербанк смог  получить  в 2018 году прибыль на уровне   12, 8 млрд. долл. Большая часть этой суммы — 9.84 млрд. долл.  планируется направить   на дивиденды, из них 4, 42 млрд. долл. получат иностранные акционеры. Выходит, что  более высокая зарплата Грефа   оправдана «величием»  показателей  Сбербанка. Президент  кормит в пять раз больше офисных сотрудников, лишая  обрабатывающие отрасли страны  квалифицированного персонала,  и выжимает из  клиентов банка  в 5 раз большие суммы по % за кредиты. Оба фактора являются причиной стагнации отечественной промышленности. Полагаю, что не только иностранные акционеры , но и политики Запада  обязаны  поставить вопрос о  повышении вознаграждения  Президента Сбербанка.

Глава  Даймлер, компании, выпускающей Мерседес, заработал в 2017 году   9, 6 млн. долл.. С этой зарплаты,  по оценкам, он должен заплатить приблизительно 35  % подоходного налога и получить «на руки»  6, .25 млн. евро.  Капитализация концерна превышает 69 млрд. долл.  Капитализация Роснефти  близка к этой величине, но компания значительно щедрее прижимистых «немцев» . Вознаграждение  каждого из 11 топ менеджеров Роснефти по итогам 2018 года соразмерно с суммой , полученной Президентом компании  Даймлер. И.И. Сечин по оценкам должен по крупному превзойти немецкого коллегу. В отношении менеджмента нефтегазовой отрасли у специалистов  возникают вопросы почему при столь высоких вознаграждениях отрасль  остается крайне отсталой в техническом отношении. Страна не способна самостоятельно осваивать морской шельф, прокладывать подводные магистральные газопроводы,   изготавливать  компрессора для прокачки через них газа, создавать мощности по СПГ, производить суда по перевозке СПГ. Почему реконструкция всех наших нефтеперерабатывающих  заводов осуществляется на базе  импортного оборудования. Почему  лидеры нефтяной отрасли Роснефть и Газпромнефть имеют самые низкие показатели по утилизации попутного нефтяного газа, сжигая млрд. куб. м.  на промыслах. Почему наши в прошлом  прославленные  научные институты  доведены до состояния  банкротства. После всех этих « почему» возникает естественный вопрос,  насколько надо  еще повысить зарплату руководителям отрасли, чтобы эти проблемы нашли решение и избавили страну от  унизительных  санкций США.  Подобное сравнение размера вознаграждений  наших руководителей   и  менеджеров ведущих стран  ЕС нужно, но при этом следует учитывать, что  оно  по характеру порочно.  36 менеджеров указанных 3-х организаций работают в России и пока живут в России. И мы должны помнить, что средняя зарплата в  стране  составляет 615 долл./ месяц. Почему наши топ менеджеры должны иметь зарплату  существенно превышающую зарплату  коллег из ЕС, если зарплата у большей части нашего  населения в 5 — 10 раз ниже доходов граждан ведущих стран ЕС.  Логика  и социальная справедливость требуют чтобы зарплата высших  руководителей ведущих компаний, как минимум,    была  в пять раз меньше вознаграждений  их  зарубежных коллег. Кто, где, когда, на каком законодательном уровне рассматривал и установил, что топ менеджер Сбербанка  должен получать зарплату в 1270 раз превышающую среднюю зарплату по стране. Как соизмеряются подобные факты    с положениями нашей Конституции о равенстве.  Назначение  размера   вознаграждения членам Правления Советами  директоров при отсутствии законодательной базы и  ответственности данного органа  за рост эффективности работы корпораций,   создает предпосылки для возрастания  величины их   собственного вознаграждения. Необходимо коренным образом менять ситуацию.  Следует  напомнить, что министры нефтегазовой  отрасли  Оруджев, Динков, Федоров, Костандов,  Лемаев создавали   супергиганта мирового масштаба за зарплату, превосходящую  среднюю зарплату по СССР в 8 – 11 раз. Зарплата Министра энергетики России сегодня превышает  среднюю зарплату по стране в 25 раз.   Благодаря его способностям в  налаживании контактов с ОПЕК страна за последние 2,5 года получила дополнительно 77 млрд. долл. чистой прибыли. Пресса информирует  о зарплате Президента  страны. За  2018 год  он заработал 8, 7 млн рублей. Спрашиваю, что  его работа по интеллектуальной и  физической напряженности менее интенсивна, чем деятельность каждого из 36 указанных  менеджеров. Тогда почему же мы  создали столь значительные перекосы. Понимаю, что у руководителей частных нефтегазовых компаний уровень   доходов может быть значительно выше,  чем у них. Наша проблема состоит в том, что по размеру зарплаты топ менеджеров мы стремимся превзойти бизнес ЕС  без заботы   о ликвидации громадного отставания по   производительность труда. Двуличие перед историей состоит в том, что новая государственная система, сняв  ответственность за рост эффективности,    подняла  в сотни раз   зарплату руководителей госкомпаний, доходы собственников частных компаний против показателей руководителей предприятий и ведомств прошлой  социалистической системы. По этим показателям был превышен  даже уровень ведущих  капиталистических стран. Но при этом государство сохранило   систему налогообложения социализма,   отказалось принять  на вооружение прогрессивную шкалу налогов на доходы. То есть элите страны позволено получать доходы « по капиталистически», а налоги платить «по социалистически». Объясняется это опасением  увода доходов  в тень. Опять мы видим двуличие и  отказываемся замечать трудности, которые  переживает значительная часть населения России  в   период смены общественной  формации.  Социальная опасность состоит в том, что менеджмент ведущих компаний есть опора создаваемой новой формации и потому должен заботиться о ее устойчивости. Здесь также уместно напомнить не только об актуальности введения прогрессивного налога на сверхдоходы, но и введении, по аналогии с  ведущими странами мира,  адекватного налога на размеры наследства, превышающего средний по стране уровень. В Великобритании его максимальная ставка приближается к 50%.

Что можно сказать в завершение цикла наших бесед по проблемам выполнения Майских Указов Президента РФ.

Обобщая  проблемы с выполнением майских указов Президента,  изложенные в 4 — х статьях  , можно отметить следующее.  Мы формировали действующую сегодня систему распределения ВВП почти тридцать лет. Одних она автоматически зачислила в категорию бедных, других  сделала нуворишами, вывозящими  национальное богатство за пределы страны. В результате она неизбежно стала тормозом роста производительности труда в стране. Мы не можем из -за ограничений мирового рынка   в сложившейся ситуации продавать больше нефти и газа, не  прогнозируем существенного   роста цен на углеводороды. Поэтому   прирост  ВВП в  размерах, требуемых Майскими 2018 года Указами Президента РФ (  5 %),  в последующие годы   может быть обеспечен только  за счет коренного улучшения управления финансовой сферой,  повышения эффективности работы   ТЭК, перенаправления инвестиционных средств и фондов материального поощрения  из него  в обрабатывающие отрасли,  роста выпуска  высокоэффективной продукции    отраслями   —  сегодняшними изгоями  по зарплате.   Рост ВВП  должен  быть достигнут  за счет снижения издержек во всех отраслях экономики,  увеличения  положительного сальдо торгового баланса страны,     значительного  прироста   экспорта обрабатывающих отраслей, наращивания выпуска  ранее импортируемой продукции . Исправить ситуацию  будет очень трудно. В своей книге « Экономика и политика: иллюзии и реальность» ( издательство МГУ 1993 год) я указывал, что  каждому историческому периоду присущи свои  формы эксплуатации  и категории эксплуататоров.  И выявить их по простой формуле помещик — крепостной, фабрикант- рабочий проблематично. При социализме сама идеологическая  система эксплуатировала все слои населения. Она заставляла  граждан  интенсивно,  и, при этом, малопродуктивно работать, удовлетворяясь  минимумом  благ. В дополнение к этому пролетариат эксплуатировал крестьянство,  город – село, партийный и государственный аппарат имел  определенные привилегии перед рядовыми гражданами. Формы эксплуатации  и общественные группы их реализующие аналогично многоголовой гидре. Отрубишь одну голову, вырастает  другая. За последние  три десятка лет в России возникли новые формы  эксплуатации, не свойственные развитому капитализму. Жизнь ставит задачу их устранения, в том числе с использованием традиционных и новых методов  классовой борьбы.  Сегодняшние эксплуататоры это лица, выводящие из страны финансы, коррупционеры, собственники,  не проявляющие заботу о развитии своих  предприятий, благополучии коллективов, иностранные акционеры, скупившие активы страны за бесценок. Но наряду с ними  возникла особая категория эксплуататоров. Это тандем отраслей ТЭК и банков. Он добился  изъятия в свою пользу  необоснованно большей части природной ренты и средств предприятий обрабатывающих отраслей. Значительное количество финансовых средств  тандем выводит на территорию наших политических соперников, направляет капитал в малоэффективные инвестиционные проекты,  в сверхдоходы акционеров и топ менеджеров. Все это в сочетании с выплатой своим трудовым коллективам зарплаты в размерах, не соответствующих результатам  труда, делает ведущие корпорации и экономику страны неспособными к росту. Тандем   объединился с  чиновниками органов власти, создал свою партию, превратив все госпредприятия  и учреждения в ее филиалы. При продолжении существования данной системы  российская версия капитализма будет скомпрометирована в глазах  значительной части населения  до такой степени , что лозунг популистов  «Даешь новый социализм»,  может овладеть  массами и  стать  реальной политической силой.  Опасность ситуации состоит в том, что в стране в период после 1991 года не сформировались институты, способные вести классовую борьбу конституционными методами.  Многие крупные производственные коллективы «исчезли»  вместе с производством , производственные советы на предприятиях  не созданы, профсоюзы потеряли способность выполнять свои функции, оппозиционные партии  более чем на 80% финансируются из государственного бюджета. Высока вероятность, что в подобных условиях классовую борьбу  в стране возглавят  различного рода авантюристы, популисты. Наши политические соперники  окажут максимальную помощь для того, чтобы их действия приобрели антиконституционный, разрушительный характер. У нас есть возможность остановить подобное развитие событий и мы обязаны это сделать.

Цикл бесед был опубликован в авторском блоге Сергея Правосудова на сайте газеты «Завтра»

Майские указы — провал неминуем?

Банки — грабители?

Инвестиции, как инструмент разорения России

Кому на Руси жить хорошо?

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о